Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/История Норвегии/История Норвегии - обзор/ИСТОРИЯ НОРВЕГИИ/Русские и советские труды по истории Норвегии/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:



Архитектурные памятники НорвегииВикингиНобелевские лауреаты
Знаменитые именаДаты истории НорвегииСтатьи
Эпоха викинговВеликие путешественники История Норвегии - обзор
Норвегия в годы Второй мировой войны 

Русские и советские труды по истории Норвегии

Русские и советские труды по истории Норвегии

Первые сведения о Норвегии в русской литературе встречаются в переводных учебных пособиях и петербургских газетах конца XVIII в. В дальнейшем вплоть до конца XIX в. сведения эти носили преимущественно характер путевых заметок, этнографических и географических описаний, публицистических очерков – с 60-х годов XIX в. уже оригинальных, а не только переводных. Как предмет собственно исторического или политико-экономического описания, будь то переводного или оригинального, Норвегия выступала большей частью не сама по себе, а в составе либо-древней Скандинавии (в трудах о древнескандинавской литературе, о норманнских походах, о варяго-русской проблеме), либо Датского государства позднего средневековья и раннего нового; времени, либо, наконец, Объединенных королевств Швеции и Норвегии для "новейшего" периода245. Едва ли не единственным опытом исследования истории русско-норвежских отношений оставалась до конца XIX в. статья-публикация академика П. Г. Буткова в 1837 г.246

Внимание русской публицистики впервые специально обратилось на Норвегию в конце наполеоновских войн, в связи с ее переходом из-под многовековой власти Дании в унию со Швецией в 1814 г. (статьи в "Историческом, статистическом и географическом журнале", в "Духе журналов", позже в "Северном архиве" и др.). Вторично – и уже в несравненно большем объеме – Норвегия привлекла внимание русских международников и юристов, когда в 1905 г. расторгла унию со Швецией247. Мирное расторжение шведско-норвежской унии с соблюдением и уважением демократической процедуры, а затем экономическая зависимость молодого Норвежского государства от Англии обсуждались в нескольких полемических статьях В. И. Ленина (см. с. 678).

На рубеже XIX-XX вв. появилась специальная русская литература о Норвегии. Она еще носила сугубо прикладной характер, занималась современной ей норвежской действительностью и отдельными ее сторонами: сельским хозяйством, морскими промыслами и портами, социальной помощью, борьбой с пьянством, состоянием школьного дела и вооруженных сил, развитием пограничной с Россией губернии Финмарк, освоением ничейных заполярных областей, в частности Шпицбергена248.

Научно-исследовательские публикации по истории Норвегии стали чаще выходить у нас, собственно, лишь в 900-х годах. Их тематика – либо русско-норвежские отношения, преимущественно пограничные, включая предысторию соглашения 1826 г.249, либо раннее норвежское средневековье, опять-таки в сопоставлении с англосаксонскими (П. Г. Виноградов) или древнерусскими порядками (Е. Щепкин, И. Яковкин)250. Все это журнальные статьи. Что же касается монографий и публикаций книжного объема, то в них норвежский материал использовался и в XIX в., и позже вплоть до середины нашего века наряду с иным, скандинавским, и в рамках более широкой темы. Таковы известные исследования по истории балтийского вопроса: международных отношений в Северной Европе XIV-XVII вв. Г. В. Форстена, фундаментальные публикации из Копенгагенского архива Ю. Н. Щербачева, наконец, исследование К. Ф. Тиандера о поездках скандинавов в сказочные страны Беломорья, основанное на исландских сагах о норвежских королях251. Популяризаторами истории Норвегии, как и других скандинавских стран, были знаменитый киевский историк И. В. Лучицкий, перу которого принадлежали крупные статьи по истории этой страны в энциклопедиях Брокгауза и Ефрона и Граната, а также его жена – переводчица М. Лучицкая.

В послеоктябрьский межвоенный период научно-исследовательская работа в области скандинавской истории почти полностью прекратилась, за вычетом норманнской проблемы: лишь отдельные ленинградские историки – подвижница Е. А. Рыдзевская (1890-1941) и молодой И. П. Шаскольский – в 30-х годах, возобновив разработку традиционной русской тематики но истории Норвегии, стали изучать ее средневековый аграрный строй и взаимоотношения с Русью252. Вместе с тем победа социалистической революции в России, образование Коммунистического Интернационала и активность его норвежской секции привели к значительному видоизменению и российско-норвежских связей. Новости норвежской внутренней политики и рабочего движения часто сообщались и комментировались, как правило, самими норвежскими авторами в брошюрах, журнальных статьях на страницах "Коммунистического Интернационала", "Красного Интернационала профсоюзов", "Мирового хозяйства и мировой политики", "Международного рабочего движения", "Интернационала молодежи" и др. Норвежские профессиональные историки первыми среди историков стран Северной Европы стали выступать на страницах советских справочных (Э. Бюлль) и периодических изданий (Л. Урдинг, X. Кут253). В конце 20-х годов норвежские (как, впрочем, и шведские) историки работали в Центральном архиве РСФСР над отбором для фотокопирования документов по истории своей страны. Один из первых коллективных выездов советских историков за границу состоялся именно в Норвегию в 1928 г. – на VI Международный конгресс историков.

В названных ранее журналах, а также в "Международной жизни" и "Вестнике НКИД" выступали по текущим вопросам хозяйства и политики Норвегии советские международники, практические работники, начиная с первого советского скандинависта в области новейшей истории Я. Е. Сегала (умер в 1956 г.). Их перу принадлежали и редкие книги по скандинавской и норвежской тематике254.

Драматическая судьба Норвегии в годы второй мировой войны – гитлеровская оккупация, режим Квислинга, движение Сопротивления – вызвала к жизни новую советскую публицистическую литературу военных лет. В ближайшие послевоенные годы сюда добавились популярные политико-экономические очерки (А. С. Доброва, В. В. Похлебкина и др.). Вместе с тем количественный рост и расширение тематики послевоенной советской историографии распространились и на Норвегию. Уже в 1945 г. начал свои публикации по русско-норвежским отношениям времен независимого средневекового Норвежского государства XIII-XIV вв. И. П. Шаскольский255. В 1946 г. средневековая Норвегия, ее внутренняя история привлекли внимание выдающегося советского медиевиста А. И. Неусыхина. В своей докторской диссертации, посвященной варварскому обществу Западной Европы V-VIII вв., а впоследствии в книге на ту же тему он привлекал норвежские сопоставления, хотя и из вторых рук – по трудам немецкого историка XIX в. К.. Маурера. Эти параллели с общественными установлениями у континентальных германцев, сделанные рукой основателя советской школы специалистов по раннему западноевропейскому средневековью, охватили емкий круг проблем свободы и несвободы, их градаций, семейно-родовых и поземельных отношений. Проблема своеобразия перехода от бесклассового к классовому обществу у древних норвежцев была тем самым поставлена256.

Двинулась вперед и разработка новой истории Норвегии. В 1947 г. была защищена первая советская (и русская) диссертация по истории Норвегии – О. К. Рыковской, посвященная, в соответствии с уже отмеченной выше традицией, борьбе Норвегии за расторжение унии со Швецией. В 1952 г. была защищена первая советская диссертация по новейшей истории Норвегии – молодого международника В. В. Похлебкина – о политике социал-демократического правительства второй половины 30-х годов257. То были признаки поворота советских историков к специальному исследованию норвежской тематики.

Устойчивость этих интересов была подтверждена рядом интересных и поныне сохраняющих свое значение публикаций того же В. В. Похлебкина: большой и первой в своем роде статьей о норвежской исторической науке, статьей о влиянии первой русской революции на политическую обстановку в Норвегии в пору расторжения ею унии, наконец, документальной публикацией, в которой убедительно показано благожелательное отношение царского правительства к Норвежскому государству в пору его конфликта 1905 г. со Швецией258.

Одновременно, в том же столь плодотворном для советской исторической науки 1956 г., когда вышел и первый выпуск "Скандинавского сборника", прочитал свой доклад в стенах Института истории АН СССР (где защищались и вышеназванные кандидатские диссертации) молодой медиевист А. Я. Гуревич. Отныне он надолго посвятил себя систематическому исследованию поземельного и общественно-политического устройства Норвегии в раннее и классическое средневековье, а впоследствии, со второй половины 60-х годов, также и ее (и западноскандинавской в целом) духовной культуры. Плодами этих занятий стали не только первая советская докторская диссертация специально по истории Норвегии (1961), но и пять книг: две по этой диссертации, одна – популярная о походах норманнов-викингов и две – об исландских сагах разного жанра259. Особый интерес, какой вызвали работы Гуревича сначала у нас в стране, а затем и за рубежом (частичный норвежский перевод его книги "Свободное крестьянство феодальной Норвегии" вышел в 1977 г.), объяснялся их проблемностью. На исландско-норвежском в первую очередь материале (судебники, саги, стихи скальдов, данные археологии, топонимики и пр.) советский историк проверил действие общих закономерностей разложения первобытнообщинного строя, генезиса классового феодального общества, сущности феодальной формации вообще. Воззрения историка в ходе более чем 20-летних трудов менялись. Начав с выделения и заострения общефеодальных черт в норвежском средневековье (ср. полемическое название его книги 1967 г., приведенное выше), Гуревич в последующих работах подчеркивает незавершенность и слабость норвежского феодализма, так и не преодолевшего наследие доклассового варварского общественного строя.

Опираясь частично на исследования Гуревича, но также самостоятельно привлекая древненорвежские судебники (в переводе), другой советский медиевист, А. Р. Корсунский, четко и выпукло показал процесс замедленного образования раннефеодального государства у норвежцев, в рамках более общего исследования260. Отдельные направления раннесредневековой норвежско-исландской проблематики продолжили уже в 70-х годах молодые ученые – филолог Т. Н. Джаксон и историк В. А. Закс261. Тем обиднее, что последующие столетия истории Норвегии – с XIV по XVIII в. – остаются белым пятном в советской скандинавистике, если не считать обзорных статей того же Гуревича и нескольких страниц в историко-этнографическом очерке Г. И. Анохина262. Последний, используя норвежскую научную литературу, особенно труды Института сравнительного изучения культур в Осло, и разнообразные первоисточники – от средневековых законов до современных земельных переписей, показал устойчивые традиции взаимопомощи у норвежских крестьян-хуторян.

Наиболее успешное развитие получило в 60-70-х годах изучение новейшей и современной истории Норвегии. В центре внимания тут оказалась эпопея второй мировой войны. Начало было положено первыми научными очерками военных действий в период "странной войны", включая норвежскую кампанию 1940 г., на северном участке советско-германского фронта, воспоминаниями советских участников движения Сопротивления в Норвегии и освобождения норвежского Севера советскими войсками263, статьями А. Миронова, И. Барсукова об антифашистском движении Сопротивления264. Дальнейшая разработка стимулировалась новыми публикациями источников в Норвегии и некоторым облегчением доступа к советским архивным фондам по второй мировой войне. Положительную роль сыграло создание в Институте истории АН СССР Сектора истории внешней политики и международных отношений (1960 г.). Здесь была подготовлена и защищена в 1966 г. докторская диссертация А. С. Кана по внешней политике скандинавских государств во время войны265. Спустя несколько лет Е. М. Самотейкин специально разработал вопросы внешней политики Норвегии между мировыми войнами и предысторию нападения на нее Германии266, военный историк А. М. Носков – вопросы общего и военно-экономического положения Норвегии в годы войны и оккупации, включая политику немецко-фашистских властей и движение Сопротивления267. Норвегия заняла главное место и в докторской диссертации А. М. Носкова. В этой работе впервые у нас были использованы для изучения новейшей истории Норвегии не только советские, но и западноевропейские архивы268.

Интерес все более широкого крута советских историков, экономистов, международников с годами вызывали социально-экономическое развитие послевоенной Норвегии, ее рабочее движение, внешняя политика, отношения с СССР и США. Не касаясь работ- с общескандинавской тематикой269, остановимся лишь на научных трудах, специально посвященных современной, в широком смысле, Норвегии. После первых, уже не чисто публицистических очерков норвежской экономики были на протяжении второй половины 60-х и 70-х годов защищены четыре кандидатские диссертации по экономическому развитию и государственно-монополистическому регулированию в Норвегии270. Нельзя обойти ряд статей и брошюр В. Д. Мартынова, где освещены проблемы норвежского сельского хозяйства, кооперации, сельскохозяйственного образования271. Комплексный анализ всей послевоенной экономики предпринял в небольшой монографии Ю. В. Андреев272.

Более углубленно изучались политические аспекты рабочего движения послевоенной Норвегии: Г. Н. Пироговым – Норвежская рабочая партия и Л. А. Капитоновым – Социалистическая народная партия273. В кандидатской диссертации Капитонова впервые были разобраны перемены в социальной структуре Норвегии под влиянием научно-технической революции.

Последнее 20-летие сопровождалось некоторыми достижениями также в области новой и довоенной новейшей истории Норвегии. С изданием первой серии документов по истории внешней политики России XIX в. открылись новые возможности изучения норвежского вопроса в политике великих держав, а также и норвежских событий 1814 г. в целом. Параллельно со статьей историка-русиста Л. Я. Павловой, где в центре находилась фигура замечательного русского дипломата, военного и будущего декабриста М. Ф. Орлова274, на всесоюзных конференциях скандинавистов выступил В. В. Рогинский с докладами по норвежскому вопросу в русско-скандинавских отношениях 1812-1813 гг. и о событиях 1814 г. в Норвегии как буржуазной революции национально-освободительного характера275.

Ленинградские историки М. И. Белов, Т. А. Алимова занялись русско-норвежским сотрудничеством в области полярных исследований, русско-норвежской поморской торговлей (с опорой на советские монографии по истории освоения русского европейского Севера)276. В статье Р. Ш. Ганелина и особенно в кандидатской диссертации и статье П. Э. Бациса исследовались экономические и политические отношения России и Норвегии, причем Бацис довел это исследование до кануна Октябрьской революции277. Отношения обеих стран оказались оживленнее, чем считалось прежде, а в годы первой мировой войны – просто дружественными, причем Россия среди держав Антанты была сторонницей более осторожного и мягкого отношения к норвежским уступкам германскому нажиму. Состояние шпицбергенского вопроса в начале XX в. – переговоры держав, включая Россию и Норвегию, о статусе архипелага – было с советской стороны заново исследовано В. М. Пасецким278. Скандинавские, в том числе норвежские, связи большевиков в годы первой мировой войны исследовал, правда лишь на русском материале, Г. Д. Петров, – биограф А. М. Коллонтай279.

Возвращаясь тем самым к послеоктябрьскому периоду, надо прежде всего указать на статью В. Проскурина о влиянии Октября на норвежский рабочий класс280 – тема, заслуживающая продолжения. Межвоенные советско-норвежские отношения выборочно отражены в многотомной публикации "Документы внешней политики СССР", исследованы в дипломатическом плане (вопрос о признании) в статьях Р. Ф. Карповой и других281, более основательно, в историко-экономическом плане, – В. А. Шишкиным, в аспекте научных и культурных связей – покойным А. Е. Иоффе. Последний довел изучение советско-норвежских отношений до начала 30-х годов включительно (предвоенные годы освещены в вышеназванной книге Е. М. Самотейкина)282. Впрочем, во всех университетских курсах по истории средних веков, нового и новейшего времени, по историографии новой истории, в авторитетной "Истории международного рабочего и национально-освободительного движения" (ВПШ при ЦК КПСС), во многих томах советской "Всемирной истории", в коллективных монографиях о революциях 1848-1849 гг., Великой Октябрьской революции, из истории международной пролетарской солидарности, о II Интернационале имеются специальные разделы или материалы, посвященные событиям в Норвегии. То же можно сказать и о наших новейших изданиях по истории философии, литературы и пр. Книги и статьи научного и научно-художественного жанра неоднократно посвящались великим норвежцам: математику Н. Абелю, наиболее популярным у нас полярникам Ф. Нансену и Р. Амундсену, великому драматургу Г. Ибсену, великому живописцу-экспрессионисту Э. Мунку, этнографу и путешественнику Т. Хейердалу.

* * *

Изучение скандинавских литератур в России началось в XVIII в. в связи с рассмотрением проблем образования Древнерусского государства. Эти проблемы сохраняли свою актуальность и в XIX в., и не случайно поэтому долгое время в центре внимания ученых находились, песни Эдды, поэзия скальдов и саги, а исследование этих памятников имело прежде всего историко-этнографические и лишь во вторую очередь филологические цели. Что же касается национальной норвежской литературы, то знакомство с ней началось позже и имело совершенно иные идеологические и научные основания.

Традиции социально-исторического изучения национальных литератур Скандинавии были заложены в России революционно-демократическими критиками, в частности В. Г. Белинским, оставившим ряд высказываний о датских и шведских писателях. Как это убедительно показал В. В. Похлебкин, 30-40-е годы XIX-в. вообще были порой первого "открытия" скандинавских литератур и Скандинавии в целом для русской интеллигенции283. Однако молодая норвежская литература вошла в поле зрения русской публики лишь при вторичном "открытии" ею Скандинавии – на исходе XIX в. С глубоким восхищением писали тогда о Скандинавии, не в последнюю очередь о Норвегии, русские публицисты, ученые и просто туристы. "Для многих представителей русской либеральной буржуазии Скандинавия являла собой именно тот образцовый европейский мир, с которым "новая" буржуазно-либеральная Россия должна была и могла сравняться, тогда как "старая", т. е. "франко-германская Европа", с ее рабочим движением и продажной буржуазией, с ее войнами и стачками, тревожила русскую интеллигенцию и либералов и казалась менее приемлемой моделью для России, чем опрятный и миролюбивый мелкобуржуазный рай Скандинавии"284.

Пора переводов, постановок, изучения норвежских прозаиков и драматургов настала в России на рубеже веков: еще в начале 90-х годов ибсеновские пьесы не находили отклика в сердцах русских зрителей. На протяжении 90-х и 900-х годов были переведены почти все драмы Ибсена и изданы первые собрания его сочинений. В эти же годы Россия познакомилась с творчеством Б. Бьёрнсона, К. Гамсуна, А. Гарборга, Ю. Ли, С. Обстфеллера, Г. Хейберга, А. Хьелланна и др. Появляются Собрания сочинений норвежских писателей, их произведения выходят в дешевом издании "Универсальная библиотека". Критические очерки о норвежских писателях знаменитого датского критика Г. Брандеса стали известны в России уже с 1887 г.285

Помимо массы статей в периодических изданиях, отдельными книгами появляются исследования об Ибсене И. Мировича, Н. Минского, М. Лучицкой и др. Я. В. Абрамов выпускает сопоставительное исследование об Ибсене и Бьёрнсоне, Н. Я. Абрамович посвящает специальную работу К. Гамсуну, Ф. де ла Барт Собранию сочинений Г. Хейберга предпосылает интересную статью об этом писателе286 и т. п. Большинству из этих работ присущи мистико-идеалистические представления о творчестве норвежских авторов. Подлинно научное, материалистическое истолкование произведений Ибсена и некоторых других писателей Норвегии дала русская марксистская критика в лице Г. В. Плеханова и А. В. Луначарского287.

Отдавая должное художественному дарованию норвежских писателей своего времени, разоблачительной силе и нравственному пафосу их произведений, марксистские критики убедительно раскрывали противоречивость их общественного сознания и ее исторические причины. Так, Плеханов отмечал, что идейное бунтарство ибсеновских драм имеет абстрактный и формальный характер, закономерно связанный с характером сформировавшей его мелкобуржуазной среды. В своей известной статье "Сын доктора Стокмана" Г. В. Плеханов обнажил реакционную ницшеанскую сущность антирабочей проповеди, содержащейся в драме К. Гамсуна "У врат царства"288.

В противоположность марксистам буржуазно-символистская критика искала в произведениях скандинавских авторов не социально-обличительные мотивы и нравственные идеи, а проблемы "рока", "чистой красоты", "иррациональных сил духа" и т. п. Г. Чулков рассматривал Ибсена как анархиста по отношению к обществу и как ницшеанца в этике. Д. Мережковский считал норвежского драматурга певцом "чистой красоты", мистиком, натуралистом и приписывал ему отвращение к людям, ненависть к демократии и родному народу. Ю. Айхенвальд, Н. Абрамович и другие восхищались индивидуализмом Гамсуна, его субъективизмом и мещанской проповедью "свободы инстинктов".

Исход этого спора был решен в конечном счете победой социалистической революции в России. Советские литературоведы опирались в своей работе на все лучшее, что было создано скандинавистами289. Наиболее передовая их часть во главе с А. В. Луначарским занялась, в частности, пересмотром и переоценкой скандинавского литературного наследства. Рассматривая драматургию Ибсена, исследователи ставили в центр своего внимания национальные и социальные истоки его творчества, выясняли особенности ибсеновского реализма и художественного мастерства, вскрывали причины и пути изменения художественного стиля писателя и т. д.290

Опубликованное в СССР письмо Ф. Энгельса к П. Эрнсту от 5 июля 1890 г.291 помогло известному историку литературы Ф. П. Шиллеру выработать марксистскую концепцию литературного процесса в скандинавских странах второй половины XIX в. Охарактеризовав творчество Г. Ибсена, Б. Бьёрнсона, Ю. Ли, А. Хьелланна, А. Гарборга, К. Гамсуна и некоторых других норвежских авторов, он указал, что в 1870-х и начале 1880-х годов в литературе Норвегии преобладал критический реализм с некоторыми уклонами в сторону натурализма, а в 1880-х и 1890-х годах устанавливается уже господство своего рода "последовательного натурализма", чтобы затем перейти в импрессионизм и символизм292.

Предложенная Ф. Шиллером периодизация творчества Ибсена не получила в дальнейшем признания. Так, уже С. Игнатов в своей "Истории западноевропейского театра нового времени" отмечал, что ибсеновской драматургии присущи на разных этапах лишь отдельные элементы натурализма и символизма и что в своей основе она реалистична "от начала до конца"293. В послевоенный период советское ибсеноведение смогло привести новые убедительные аргументы в поддержку тезиса о реалистической основе драм норвежского классика. Н. Я. Берковский находил в романтических произведениях Ибсена историческую достоверность, а в произведениях на темы буржуазного XIX в. – социально-критический подход, резко отличающий писателя как от натуралистов, так и от символистов. В 50-е и 60-е годы против приписывания Ибсену социал-дарвинизма и мистического фатализма выступили В. Г. Адмони и Г. Н. Храповицкая294.

В. Г. Адмони проследил идейное развитие творчества великого драматурга, ого отношение к событиям европейской революции 1848 г., к транитскому движению и Парижской Коммуне, к религиозным учениям Хауге и Киркегора, к философии Гегеля и Ницше и другим объективным и субъективным факторам, определявшим литературную деятельность писателя. Вслед за Плехановым и Луначарским Адмони вскрыл противоречия Ибсена и объяснил их не столько его индивидуальными особенностями, сколько настроениями, господствовавшими в западноевропейской литературе конца XIX в.

В последующие десятилетия особый интерес советских исследователей норвежской классической литературы привлекали вопросы русско-норвежских литературных связей, в частности "судьба" Ибсена в России, а также структура ибсеновских драм295. Наряду с Ибсеном наибольший интерес вызывают по-прежнему творчество Гамсуна296 и драматургия Б. Бьёрнсона297.

В настоящее время на русском языке опубликованы почти все основные памятники древнескандинавской словесности, значительно расширено и качественно улучшено издание шедевров норвежской литературы. Последняя с успехом издается и на языках других народов СССР, в особенности народов Прибалтики. С предисловиями и комментариями разного рода были изданы Собрания сочинений и отдельные произведения Г. Ибсена, Б. Бьёрнсона, А. Хьелланна, К. Гамсуна, С. Унсет, а также Р. Нильсена, С. Хуля, Ю. Боргена, Н. Грига, Э. Болстада, С. Эвенсму, Т. Недреос, И. Свинсоса, И. Хагеруп, С. Хёльмебакка и многих других авторов, особенно если учесть различные сборники и антологии. Предисловия к этим публикациям, написанные М. И. Стеблин-Каменским, В. Г. Адмони, Г. В. Шатковым, Б. Л. Сучковым, Н. И. Крымовой, В. П. Неустроевым, В. П. Берковым и другими скандинавистами, дают в своей совокупности определенное представление о развитии норвежской литературы в древности и за последние 150 лет, об эстетических идеалах писателей нового времени, отношении критического реализма к модернизму в XX в., о традициях борьбы за мир в творчестве ряда авторов, о становлении социалистического сознания и нового реалистического метода в искусстве некоторых мастеров слова, о народности этого искусства. Одновременно в советской скандинавистике начались систематизация накопленного материала и разработка более общих проблем истории норвежской литературы298. В последние десятилетия литература Норвегии усиленно исследуется с марксистских позиций также литературоведами ГДР и ПНР.

ПРИМЕЧАНИЯ

245. См.: Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века: В 5-ти томах. М., 1966-1967; Pochljobkin W. W. The Development of Scandinavian Studiesin Russiaup to 1917. – Scandinavica, 1962, Nov., vol. 1, N 2; Политическая история скандинавских стран и Финляндии в XIX и XX веках: Указатель литературы на русском языке. Турку; Тампере, 1973.

246. Вутков П. Три древние договора руссов с норвежцами и шведами. – Журнал Министерства внутренних дел, 1837, кн. 2.

247. См. особенно: Нольде В. Э. Начало и конец шведско-норвежской унии. СПб., 1906 (отдельный оттиск из "Журнала Министерства юстиции", 1906, № 2, 3); Теплов В. Расторжение шведско-норвежской унии. СПб., 1905 (отдельный оттиск из "Русского вестника", 1905, № 11,12).

248. Крюков И. А. Норвегия. Сельское хозяйство в Норвегии в связи с общим развитием страны. СПб., 1899; Беги В. К. Промыслы у Лофотенских островов. СПб., 1897; Ганзен П. Общественная самопомощь в Данин, Швеции и Норвегии. СПб., 1898; Он же. Трудовая помощь в скандинавских государствах. СПб., 1899: Минулов И. Р. Монопольная система питейной торговли и народное образование в гор. Бергене. СПб., 1901; Шидловский А. Ф. Шпицберген в русской истории и литературе. СПб., 1912.

249. N и Чулков Я. К истории разграничения России с Норвегией. – Русский архив, 1901, № 1; Голубцов Н. К истории разграничения России с Норвегией. Архангельск, 1910; Кааран А. К истории русского Севера. Русско-норвежские отношения. – Известия Архангельского общества изучения русского Севера, 1910, № 11, 12, и др.

250. Vinogradoff Р. Geschlecht und Verwandschaft im altnorwegischen Becht. – Zeitschrift für Sozial- und Wirtschaftsgeschichte, 1909, Bd. 7; Щепкин E. К вопросу о порядке престолонаследия древненорвежских конунгов: Сборник статей, посвященный В. О. Ключевскому. М., 1909, с. 164-216; Яковкин И. И. Закупы Русской Правды. – Журнал Министерства народного просвещения, 1913, апрель – май.

251. Форстен Г. В. Борьба из-за господства на Балтийском море в XV и XVI столетиях. СПб., 1884; Он же. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях. СПб., 1893-1894. Т. 1, 2; Датский архив: Материалы по истории древней России, хранящиеся в Копенгагене, 1326-1690. М., 1893 и др.; Тиандер К. Ф. Поездки скандинавов в Белое море. СПб., 1906.

252. См., например: Рыдзевская Е. А. Некоторые данные по истории земледелия в Норвегии и Исландии в IX-XIII вв. – Исторический архив, 1940, т. 3, с. 3-70; Она же. Сведения по истории Руси XIII в. в саге о короле Хаконе. – В кн.: Исторические связи Скандинавии и России IX-XX вв. Л., 1970, с. 323-330 (написано в 1940 г.). Результаты изысканий Шаскольского изданы после войны – см. ниже.

253. Беседа с норвежским историком А. Ордингом (Урдингом). – Борьба классов, 1931, № 6-7; позже: Кут X. Новые исторические работы в Норвегии. – Вопросы истории, 1947, № 11.

254. Сегал Я. Рабочее движение в скандинавских странах (Швеция, Дания, Норвегия). М., 1927; Келлер Б. А. По Швеции и Норвегии: Впечатления путешественника. М.; Л., 1929; Войтинский И. Принудительный арбитраж и канадская система в Европе. М., 1928, гл. II (по Норвегии); Сабанин А. В. Россия и Шпицберген: Опыт исторического исследования. – Вестник НКИД, 1921, № 5-6; Кобецкий М. Раскол в Норвежской рабочей партии. – Коммунистический Интернационал, 1923, № 28-29. Я. Е. Сегал выступал и под псевдонимом С. Гальсен. См.: Pochljobkin W. W. The Development; of Scandinavian Studies in the USSR (1917-1965). – Scandinavica, 1966, vol. 1, N 1.

255. Шаскольский И. Посольство Александра Невского в Норвегию. – Вопросы истории, 1945, № 1; Он же. Договоры Новгорода с Норвегией. – Исторические записки, 1945, т. 14; Он же. Экономические связи России с Данией и Норвегией в IX-XVII вв. – В кн.: Исторические связи Скандинавии и России IX-XX вв., с. 42-62.

256. Неусыхин А. И. Возникновение зависимого крестьянства... в Западной Европе VI-VIII вв. М., 1956, с. 182-202.

257. Рыковская О. К. Борьба Норвегии за независимость: Автореф. канд. дис. – Известия Академии наук СССР. Сер. истории в философии. М., 1948, т. V, № 1; Похлебкин В. В. Антинародная и антинациональная политика правящих кругов Норвегии накануне второй мировой войны (1935-1939 гг.): Автореф. канд. дис. М., 1952.

258. Похлебкин В. В. О развитии и современном состоянии исторической науки в Норвегии. – Вопросы истории, 1956, № 9; Он же. Политическая обстановка в Норвегии в 1905-1907 гг. и влияние на нее первой русской революции, – Скандинавский сборник. Таллин, 1956, вып. 1; Россия и образование норвежского независимого государства. М., 1958.

259. Первая статья по норвежской тематике: Гуревич А. Я. Большая семья в Северо-Западной Норвегии в раннее средневековье. – Средние века. М., 1956, вып. 8; Он же. Очерки социальной истории Норвегии в IX-XII веках: Автореф. докт. дис. М., 1961; Он же. Свободное крестьянство Феодальной Норвегии: М., 4967 (см. рец.: Средние века. М., 1971, вып. 34); Он же. Норвежское общество в раннее средневековье. М., 1977; Он же. Походы викингов. М., 1966 (есть польский и эстонский переводы); Он же. История и сага. М., 1972; Он же. "Эдда" и сага. М., 1979.

260. Корсунский А. Р. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. М., 1963.

261. Джаксон Т. Я. Исландские королевские саги как источник по истории народов европейской части СССР X-XIII вв.: Автореф. канд. дис. М., 1978; Закс В. А. Правовые обычаи и представления в Северо-Западной Норвегии XII-XIII вв. – Скандинавский сборник. Таллин, 1975, вып. 20.

262. Анохин Г. И. Общинные традиции норвежского крестьянства. М., 1971. См. рец.: Советская этнография, 1972, № 3.

263. Проэктор Д. М. Война в Европе 1939-1941 гг. М., 1963; Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье (1941-1944 гг.). М., 1963; Через фиорды / Сост. В. Г. Коршунов. М., 1964; Норвежские были: Воспоминания о борьбе против фашизма / Сост. М. Искрин. М., 1964.

264. Миронов А. Норвегия. – В кн.: Антифашистское движение Сопротивления в странах Европы в годы второй мировой войны. М., 1962, гл. XIV; Барсуков И. И. Печать норвежских коммунистов в борьбе против немецко-фашистских оккупантов. – Скандинавский сборник. Таллин, 1964, в. 8.

265. Кан А. С. Внешняя политика скандинавских стран в годы второй мировой войны. М., 1967. См. рец.: Новая и новейшая история, 1968, № 4.

266. Самотейкин Е. М. Растоптанный нейтралитет. М., 1971.

267. Носков А. М. Норвегия во второй мировой войне 1940-1945. М., 1973.

268. Носков А. М. Скандинавский плацдарм во второй мировой войне. М., 1977.

269. Имеются в виду в первую очередь книги по внешней политике: П. Н. Рыбакова, покойного В. Прокофьева (Юдинцева), Ю. И. Голошубова, В. С. Котляра, Л. С. Воронкова; по рабочему движению: О. К. Тимашковой, К. С. Зурабяна; по государственному устройству, нраву и правонарушениям: М. А. Могуновой, Л. Л. Анаипан; по внешнеэкономическим связям и интеграции: Ю. В. Пнскулова, Л. Д. Градобитовой; по экономической географии: Л. Н. Карпова и др.

270. Кошентаевский В. С. Норвегия: Экономика и внешняя торговля. М., 1957; Андреев Ю. В. Структурные сдвиги в экономике Норвегии и Дании после второй мировой войны: Автореф. канд. дис. М., 1965; Орлова В. Я. Новые направления в экономической статистике Норвегии после второй мировой войны: Автореф. канд. дис. М., 1971; Саар К. А. Государственно-монополистическое регулирование экономики малых стран Западной Европы в условиях империалистической интеграции (на примере Норвегии): Автореф. канд. дис. Рига, 1978; Желобова Т. Г. Особенности послевоенного государственно-монополистического регулирования экономики Норвегии: Автореф. канд. дис. М., 1978.

271. См., например: Мартынов В. Д. Сельское хозяйство Норвегии. М., 1969.

272. Андреев Ю. В. Экономика Норвегии. М., 1977.

273. Пирогов Г. Н. Рабочее движение в Норвегии после второй мировой войны (1956-1963 гг.): Автореф. капд. дис. М., 1964; Он же. Рабочее движение в Норвегии в первые послевоенные годы (1945-1949 гг.). – В кн.: Рабочее движение в скандинавских странах и Финляндии. М., 1965, и другие статьи; Капитонов Л. А. Борьба внутри норвежской социал-демократии и образование Социалистической народной партии (конец 50-х – начало 60-х годов): Автореф. капд. дис. М., 1970, и статьи.

274. Павлова Л. Я. Шведско-датско-норвежский конфликт 1814 года и Россия (дипломатическая миссия М. Ф. Орлова). Новая и новейшая история, 1972, № 1.

275. Рогинский В. В. "Норвежский вопрос" в русско-скандинавских отношениях в 1812-1813 гг. – Тезисы докладов Пятой Всесоюзной конференции по изучению скандинавских стран и Финляндии. М., 1971, ч. 1; Он же. События 1814 года в Норвегии как буржуазная революция. – Тезисы докладов Шестой Всесоюзной конференции по изучению скандинавских стран и Финляндии. Таллин, 1973, ч. 1.

276. См., например: Белов М. И. Связи Советской России и Норвегии в Арктике в первые годы Советской власти. – Скандинавский сборник. Таллин, 1967, вып. 15; Алимова Т. А. Сотрудничество ученых России и Скандинавии в исследовании северных районов Европы (конец XIX – начало XX вв.). – В кн.: История географических знаний и открытий на Севере Европы, Л., 1973; Она же. Русская крестьянская поморская торговля с Северной Норвегией (первое десятилетие XIX века). – Скандинавский сборник. Таллин, 1977, вып. 22; Она же. Новые работы по истории русско-норвежских связей. – История СССР, 1978, № 4.

277. Ганелин Р. Ш. С. Ю. Витте и переговоры о торговом договоре со Швецией и Норвегией. – В кн.: Исторические связи Скандинавии и России IX-XX вв., с. 144-163; Бацис П. 9. Русско-норвежские отношения в 1905-1917 гг.: Автореф. канд. дис. М., 1973; Он же. Россия и нейтральная Норвегия (1914-1917 гг.). – Новая и новейшая история, 1972, № 6.

278. Пасецкий В. М. Шпицбергенский вопрос в начале XX века. – В кн.: Русские арктические экспедиции XVIII-XX веков. Л., 1964; см. также: Деканозов Р. В. Договор 1920 года о демилитаризации Шпицбергена. – Учен. зап. Азерб. ун-та. Сер. юрид. наук, 1968, № 1, с. 73-79.

279. Петров Г. Д. А. М. Коллонтай в годы первой мировой войны. – История СССР, 1968, № 3, и другие статьи.

280. Проскурин В. Октябрьская революция и рабочий класс Норвегии. – Учен. зап. Высшей школы профдвижения ВЦСПС, 1968, вып. 3, с. 183-195.

281. Карпова Р. Ф. Советские отношения со скандинавскими странами. – Скандинавский сборник. Таллин, 1965, вып. 10; Она же. Признание СССР де-юре Норвегией, Швецией и Данией. – Скандинавский сборник. Таллин, 1967, вып. 12, с. 92-104; Сорокин В. В. Значение советско-норвежских торговых переговоров в 1920-1921 гг. для развития мурманских рыбных промыслов. – Учен. зап. Мурманского гос. пед. ин-та, 1964, т. V; Киселев А. А. Концессии на европейском Севере СССР. – Вопросы истории, 1972, № 7.

282. Шишкин В. А. Советское государство и страны Запада в 1917-1923 гг. М., 1969; Он же. Становление советско-скандинавских экономических отношений (1917-1923 гг.). – В кн.: Исторические связи Скандинавии и России IX-XX вв., с. 164-203, и другие работы того же автора; Иоффе А. Е. Внешняя политика Советского Союза 1928-1932 гг. М., 1968; Он же. Международные связи советской науки, техники и культуры. 1917- 1932. М., 1975.

283. Pockljobkin W. W. The Development of Scandinavian Studies in Russia up to 1917. – Scandinavica, 1962, vol. 1, N 2, p. 97.

284. Ibid., р. 107.

285. Брандес Г. Генрик Ибсен. – Русская мысль, 1887, кн. XI; Брандес Г. Собр. соч.: В 12-ти томах. СПб., 1896.

286. Мирович И. Генрик Ибсен. СПб., 1892; Минский И. Генрик Ибсен. СПб., 1897; Лучицкая М. Генрик Ибсен. Киев, 1901; Абрамов Я. В. Ибсен и Бьёрнсон. СПб., 1897; Абрамович Н. Я. Кнут Гамсун. М., 1910; Де ла Барт Ф. Гуннар Гейберг. – В кн.: Гейберг Г. Собр. соч.: В 2-х томах. М., 1911; Чулков Г. Анархистские идеи в драмах Ибсена. СПб., 1907; Мережковский Д. С. Ибсен. – В кн.: Вечные спутники. СПб., 1907; Айхенвальд Ю. Этюды о западных писателях. М., 1910.

287. Плеханов Г. В. Генрик Ибсен, Сын доктора Стокмана. – В кн.: Искусство и литература. М., 1948; Луначарский А. В. Ибсен и мещанство. – В кн.: Мещанство и индивидуализм. М., 1923.

288. О спорах среди русских писателей начала XX в. вокруг оценки творчества их норвежских собратьев по перу см.: Шатков Г. В. М. Горький и скандинавские писатели. – В кн.: Горький и зарубежная литература. М., 1961; Шарыпкин Д. М. Блок и Ибсен. – Скандинавский сборник. Таллин, 1963, вып. 6; Он же. Русская литература в скандинавских странах. Л., 1975, с. 86-89.

289. См.: Неустроев В. П. Проблемы советского литературоведения в области скандинавистики. – В кн.: Советское литературоведение за пятьдесят лет. М., 1967.

290. Луначарский А. В. Генрик Ибсен. – Литературный критик, 1934, № 12; Берковский Н. Я. Ибсен – мастер идеологической драмы. – На литературном посту, 1928, № 15-16; Серапионова 3. Хенрик Ибсен. – Литературная учеба, 1938, № 3; Неустроев В. Историческая драма Ибсена: Канд. дис. М., 1988, и др.

291. Литературное наследство, 1931, т. 1.

292. Шиллер Ф. История западноевропейской литературы нового времени: В 3-х томах. М., 1936, т. 2, с. 341.

293. Игнатов С. История западноевропейского театра нового времени. М.; Л., 1940, с. 290.

294. Берковский Н. Ибсен: Статьи о литературе. М.; Л., 1962; Адмони В. Г. Путь Ибсена к реалистической драме. Дис. М., 1946; Он же. Генрик Ибсен. М., 1956, и др.; Храповицкая Г. Н. Драматургия Г. Ибсена 80-90-х годов: Автореф. канд. дне. М., 1965, и др.

295. Янковский М. О. Ибсен на русской сцене. – В кн.: Ибсен Г. Собр. соч. М., 1958, т. 4; Шайкевич Б. А. Драматургия Ибсена в России. Ибсен и МХАТ. Киев, 1968; Он же. Ибсен и русская культура. Киев, 1974; Шарыпкин Д. Ибсен в русской литературе (1890-е годы). – В кн.: Россия и Запад: Из истории литературных отношений. Л., 1973.

296. Сучков Б. Л. Кнут Гамсун. – В кн.: Лики времени. М., 1976, т. 2; Бенина Е. М. Западноевропейский реализм на рубеже XIX-XX веков. М., 1967; Храповицкая Г. Н. Основные принципы создания характера в драме К. Гамсуна "Монах Венд". – В кн.: Проблемы жанра и композиции в литературе Западной Европы и Америки. М., 1976, и другие статьи того же автора; Шарыпкин Д. М. Гамсун. – В кн.: История западноевропейского театра. М., 1970, т. 5.

297. Адмони В. Г. Бьёрнсон. – В кн.: История западноевропейского искусства. М., 1970, т. 5.

298. См., например: Брауде Л. Ю. Сказочники Скандинавии. Л., 1974, и др.; Григорьева Л. Г. Творчество Хенрика Вергеланна и его место в норвежском романтизме. – В кн.: Неизученные страницы европейского романтизма. М., 1975; Самарин Р. М. Норвежская литература, 1871-1917 гг. – В кн.: Курс лекций по истории зарубежных литератур XX века. М., 1956, т. 1; Неустроев В. П. Норвежская литература. Генрик Ибсен. – В кн.: История зарубежной литературы конца XIX – начала XX в. М., 1968; Он же. Норвежская литература. Нурдаль Григ. – В кн.: История зарубежной литературы после Октябрьской революции. М., 1969, ч. 1. 1917-1945; Он же. Генрик Ибсен и проблемы романтизма. – Скандинавский сборник. Таллин, 1964, вып. 9; Шатков Г. В. Основные проблемы литературы датского и норвежского Сопротивления (1940-1945). – Там же. Таллин, 1969, вып. 14, и другие статьи того же автора.

опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. Источник: Ulfdalir



Важно знать о Норвегии Русские и советские труды по истории Норвегии

Русские и советские труды по истории Норвегии. ИСТОРИЯ НОРВЕГИИ


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics

Русские и советские труды по истории Норвегии Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru