Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/История Норвегии/Статьи/Норвежский триптих/Норвежский триптих. Ч. 2/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:



Архитектурные памятники НорвегииВикингиНобелевские лауреаты
Знаменитые именаДаты истории Норвегии Статьи
Эпоха викинговВеликие путешественникиИстория Норвегии - обзор
Норвегия в годы Второй мировой войны 

Норвежский триптих. Ч. 2

Скандинавские особенности

 

В начале оккупации Норвегии рейхскомиссариат не имел единого плана депортации и уничтожения местных евреев. Да и в Берлине с этим не торопились.

На Ваннзейской конференции в январе 1942 года, где в узком кругу руководителей Третьего Рейха обсуждались технические детали «окончательного решения» еврейского вопроса, скандинавские страны были выделены в особую группу. Мартин Лютер, высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел, отметил, что там депортация может столкнуться с трудностями из-за протестов местного населения. Поэтому он предложил отложить антиеврейские акции на севере Европы до окончания войны.

Положение евреев в Норвегии сильно зависело от местных властей, которые иногда проявляли инициативу, не предусмотренную начальством. Своей жестокостью прославился штурмбанфюрер СС Герхард Флеш, назначенный осенью 41-го командиром тайной полиции Тронхейма.

Старался продемонстрировать непримиримый антисемитизм Видкун Квислинг, надеявшийся тем самым поднять свой авторитет у не доверявших ему немцев и презиравших его норвежцев. В антиеврейских акциях он мог положиться на норвежских полицейских, состоявших в своем большинстве из членов его нацистской партии. Однако действия норвежских фашистов не всегда находили поддержку у немецких властей.

  Рейхскомиссар Тербовен в первую очередь заботился о порядке в стране. Поэтому он не торопил отправку в лагеря уничтожения, хотя мероприятия по постепенному лишению евреев всех гражданских прав проводились при нем неуклонно. Малочисленность еврейского населения Норвегии делала там «еврейский вопрос» не таким острым, как в Германии.

Отсутствие единой и скоординированной политики норвежских властей мешало евреям своевременно оценить реальность нависшей над ними опасности. И норвежцы долгое время не понимали истинных целей гитлеровцев в отношении евреев. А когда поняли, было уже слишком поздно. Только мужество и решительность членов норвежского Сопротивления позволила вырвать из рук смерти более половины норвежских евреев. К остальным помощь просто не успела.


Четыре фазы преследования

 

В первые месяцы оккупации жизни норвежских евреев ничего не угрожало. В этой фазе, с апреля по сентябрь 40-го, проводились, главным образом, регистрация «инородцев» и учет их имущества. От руководства еврейских общин в Осло и Тронхейме немцы потребовали предоставить списки членов. Собирались сведения о предприятиях, принадлежащих евреям, чтобы потом, как оказалось, отобрать эту собственность в пользу государства. Для выявления «неарийских» семей использовались разные методы, даже такие, как конфискация радиоприемников у еврейских семей. Эта акция проводилась по распоряжению шефа СС Вильгельма Эссера дважды – в мае и сентябре. Слабые попытки правительства заставить оккупантов соблюдать закон, немедленно пресекались. На запрос в рейхскомиссариате, на каком основании отбирается имущество у евреев, было сказано, что это делается по личному приказу Гитлера. Новых вопросов не последовало.

Во время подобных акций было выявлено шестьсот еврейских беженцев из Центральной Европы, нашедших в Норвегии убежище с 1933 по 1940 годы. Некоторые из них были арестованы, но позже отпущены на свободу. Время для безоглядной жестокости еще не пришло. Более того, местная власть иногда и защищала евреев. Так, попытки нацистов «Национального Собрания» устроить бойкот еврейских магазинов и лавочек были оценены полицией как неразрешенные политические демонстрации и запрещены.

Вторая фаза, с сентября 40-го по июнь 41-го, прошла относительно спокойно. Политику властей по отношению к евреям в этот период определила речь Тербовена 25 сентября перед членами нового коллаборационистского правительства. Он обещал, что будет придерживаться норвежской конституции и даже объявил амнистию всем беженцам, уехавшим из страны за время немецкой оккупации. Сейчас это выглядит невероятно, но многие поверили словам рейхскомиссара. Некоторые евреи даже вернулись из безопасной Швеции в оккупированную Норвегию, фактически подписав себе смертный приговор.

Правда, и в это время в газетах не прекращалась антисемитская агитация, вводился запрет на некоторые профессии, но прямых нападений или арестов, по крайней мере, в Осло и его окрестностях, не было.

Зато в третьей фазе, с июня 41-го по сентябрь 42-го, преследование евреев проводилось с нарастающей жестокостью. Этому способствовали три события, решающим образом повлиявшие на судьбы евреев: нападение Германии на Советский Союз, решение Гитлера об «окончательном решении» еврейского вопроса и назначение Квислинга премьер-министром.

В июле евреям была запрещена государственная служба. Осенью того же года еврейские адвокаты лишились своих лицензий. Летом 41-го был принят закон о запрете смешанных браков, однако из-за протестов церкви его действие было отменено, и он вступил в силу только в декабре 42-го.

В январе 1942 года руководитель норвежской полиции предписал ставить красную букву «J» в удостоверения личности евреев. В Тронхейме началась «ариизация» еврейских предприятий.

Особенно ужесточились преследования после прихода Квислинга к власти. В марте 42-го был восстановлен давно отмененный закон 1814 года о запрете евреям въезда в Норвегию. Жизнь всех норвежских евреев автоматически становилась незаконной. Кроме того, все евреи должны были сдать в полицию подробную опись своего имущества. Конфискация предприятий, владельцами которых были евреи, распространилась на всю страну. Стали нередкими аресты и даже казни за «антинемецкую пропаганду» и «враждебную деятельность».

В четвертой, заключительной фазе, с октября 42-го по февраль 43-го, произошли массовые аресты и депортация в лагеря уничтожения почти половины еврейского населения Норвегии.

Неизвестно, кто и когда отдал соответствующий приказ. Ясно только, что он пришел не из Берлина. В Главном управлении имперской безопасности были очень удивлены, когда узнали о первой партии евреев, вывезенных из Осло в Штеттин (нынешний польский порт Щецин). В сохранившихся документах нет приказа Квислинга о депортации, хотя без активного участия норвежского правительства, полиции и нацистов из «Национального собрания» она не была бы столь успешной для фашистов и столь трагичной для евреев.


Конец еврейской общины

 

Похоже, что составленного заранее четкого плана ареста и депортации норвежских евреев не существовало. Была, скорее, серия отдельных шагов-импровизаций, приведших, в конечном счете, к печальному концу.

В октябре 1942 года бойцы Сопротивления в Тронхейме совершили несколько диверсий против немцев. В ответ оккупанты объявили там чрезвычайное положение. Воспользовавшись этим, местные власти схватили и отправили в Осло всех мужчин-евреев. Женщин и детей переселили в специальные «еврейские дома».

Немецкие власти ужесточили оккупационный режим. По указу Тербовена от 12 октября нелегальный переход границы, а также помощь политическим заключенным, военнопленным или вражеским агентам каралась смертью. Случая применить этот указ долго ждать не пришлось. 
22 октября группа из девяти евреев попыталась перейти границу со Швецией, но была схвачена. Норвежец, проводник группы, застрелил при этом полицейского. Это дало повод правительству Квислинга широко развернуть антиеврейскую кампанию. Через два дня последовала серия правительственных указов и постановлений, давших юридическую базу для депортации евреев из страны.

Указ от 25 октября предписывал арестовать всех мужчин-евреев старше 15 лет. Уже на следующий день норвежская полиция и местные нацистские боевики приступили к его исполнению. Тогда же, 26 октября, Квислинг подписал закон, по которому все конфискованное имущество евреев отходило государству.

Стоит отметить, что в определении, кого считать евреем, правительство Квислинга пошло даже дальше гитлеровской Германии. К евреям причислялись все дети от смешанных браков без исключения.

Ровно через месяц, 26 ноября, настала очередь еврейских женщин и детей: их отправили в специальный лагерь, чтобы затем перевезти в Освенцим. Депортация производилась на военных кораблях в ноябре 42-го и феврале 43-го. Всего через Штеттин в Освенцим было отправлено 759 человек.

В мае 1943 года еврейская община Норвегии была официально распущена. В стране оставалось до конца войны только сотня евреев, из них сорок в больницах и домах для престарелых. Шестьдесят человек, состоявших в браке с норвежцами, были заключены в специальный лагерь. Незадолго до конца войны, 2 мая 1945 года, большинству из них было разрешено выехать в Швецию.


Реакция общества

 

К преследованию евреев после прихода оккупантов общество поначалу отнеслось довольно безучастно. Никто не видел надвигающейся смертельной опасности. Организованные оккупантами и их норвежскими пособниками «легальные» антиеврейские акции вроде конфискаций радиоприемников, регистрации еврейских предприятий или пометки красной буквой «J» удостоверений личности не вызвали заметных протестов. Координационный комитет «Сиворг»  не выдал никаких указаний-паролей на этот счет, не призвал евреев уклоняться от регистрации.

Церковь, чей моральный авторитет играл важную роль в борьбе с нацизмом, тоже пока молчала, ограничиваясь обличением только особенно скандальных антисемитских выходок. Например, когда в апреле 41-го немецкие войска отобрали в Тронхейме синагогу, разрушили все внутри и устроили в ней военный склад, по городу пошли слухи, что готовится конфискация еврейских домов и квартир. Настоятель Домского собора Арне Фьелльбу предупредил местных нацистов, что систематическое преследование евреев вызовет протесты церкви во всей стране.

Со временем позиция церкви стала более решительной. После того, как в октябре 42-го по стране прошли массовые аресты мужчин-евреев, епископы государственной церкви направили Квислингу письмо-протест, выдержанное в достаточно резких выражениях. Его зачитывали во всех норвежских церквях. Нелишне напомнить, что сами епископы находились в это время под домашним арестом. В письме утверждалось, что конфискация еврейского имущества и арест невинных людей нарушают элементарные права человека. Люди были наказаны не за то, что они совершили преступление, а только потому, что они евреи. Это противоречит закрепленному в Библии равенству всех людей перед Богом. Государство, которое по конституции является христианским, не может принять ни один закон, противоречащий христианской вере. Перед явной несправедливостью в отношении евреев церковь не может молчать, если она не хочет сама быть соучастницей преступлений.

Письмо заканчивалось требованием прекратить преследование евреев и остановить распространение расовой ненависти, которую послушная нацистам пресса разносит на всю страну. Конечно, это письмо, на которое Квислинг ничего не ответил, не могло остановить депортацию евреев в Освенцим. Но оно сыграло свою положительную роль, так как побудило нейтральные страны, прежде всего Швецию, поддержать движение Сопротивления. Обращение епископов не осталось незамеченным и внутри страны. Нацистская пропаганда оправдывала преследования евреев антисемитскими цитатами из Лютера. Теперь же из письма церковных авторитетов христиане узнали, что государственный антисемитизм несовместим с их верой и противоречит протестантскому мировоззрению. Письмо епископов повлияло и на немногих сохранивших совесть норвежских полицейских, примкнувших после него к движению Сопротивления.


Шок

 

Для большинства норвежцев массовые аресты и последовавшие за ними депортации евреев оказались полной неожиданностью. Не укладывалось в голове, что в Норвегии возможно такое. Эти акции осуждались подавляющим большинством населения. Негодование выражали даже отдельные члены партии «Национальное собрание», писавшие Квислингу письма, в которых подтверждали лояльность и положительные качества знакомых евреев.

В декабре 42-го в партийной газете норвежских нацистов появилась статья, в которой подчеркивалось, что «еврейский вопрос» заставляет задуматься и об общечеловеческих проблемах. То, что норвежцы, по мнению автора статьи, не признают евреев своими соотечественниками, не означает, что они не испытывают к несчастным чувства жалости. Нацистское движение, говорилось далее в статье, должно будет дать ответ норвежскому народу, какими методами этот вопрос будет решен. И партия норвежских национал-социалистов должна бороться против нарушений справедливости. Бессмысленно завоевать мир и разрушить собственную душу, писал автор в конце статьи.

Подобная самокритика была следствием того, что в глазах норвежцев авторитет «Национального собрания» после массовых арестов евреев упал практически до нуля.

Моральное осуждение проводимых антиеврейских акций не означало, что все население оказывало нацистам активное сопротивление. Учителя безмолвно наблюдали, как их еврейских учеников забирала полиция прямо из класса. Эффект неожиданности вместе с видимостью законности – аресты проводила норвежская полиция, а не немцы – делали сопротивление в таких ситуациях немыслимым.

Возможности спасения возникали только там, где готовящаяся полицейская операция становилась известной заранее. Тогда оставалась надежда спрятаться от ареста, пересидеть в убежище какое-то время и потом попытаться бежать из страны.

Всего с октября 42-го по февраль 43-го более девятисот евреев были спасены от депортации и уничтожения. Тому, как это стало возможным, посвящена заключительная часть этих заметок. 

Часть первая. Сопротивление
Часть третья. Солидарность



Важно знать о Норвегии Норвежский триптих, Евгений Беркович. Часть вторая. Катастрофа


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics

Норвежский триптих. Ч. 2 Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru