Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/События и юбилеи/Год Нансена–Амундсена/Нансен/Олег Химаныч. «Желтый вопрос» Нансена/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Год Бьёрнсона Нансен Год Нансена–Амундсена
АмундсенНовостные материалыГод 2012
Архив культурных мероприятийМероприятияСтатьи
Юбилейный 2013Материалы норге.ру прошлых летЮбилейный 2014

Олег Химаныч. «Желтый вопрос» Нансена

Норвежца Фритьофа Нансена мы знаем, главным образом, как исследователя Арктики. Своим мужеством, бесстрашием, интеллектом, а позже - гуманистическими идеями он заслуженно снискал себе славу человека Мира. Меньше известен он как ученый-этнограф, писавший о России начала ХХ века.А жаль! Мысли великого странника полезны и русскому уму.

Русский человек удивлял великого путешественника далеко не лучшими своими качествами.

 

Великий мореплаватель и марафонец-лыжник Нансен (в центре) в России путешествовал по железной дороге.

Фото из архива Олега Химаныча.

 

В 1913-м Нансен предпринял путешествие из Норвегии к устью Енисея на пароходе «Correct». Затем, уже могучей рекой, он поднялся к ее верховьям, чтобы продолжить странствие сушей – по Сибири и Дальнему Востоку. Свои заметки об этом он начинает так: «Один русский писатель, описывающий Сибирь с ее огромными возможностями и природными богатствами, говорит, что печальная (Прим. – О.Х.) история этой страны как нельзя лучше подтверждает мнение иностранных исследователей о России, что русские умеют завоевывать новые земли, но не умеют их заселять. По общему мнению, русские не способны к продолжительной, упорной и сознательной колонизаторской работе. Основательность этого последнего утверждения довольно сомнительна, зато надо сознаться, что Россия доказала необычайную способность расширяться. Рост ее территорий со времен основания Московского государства в 1500 году до наших дней не имеет себе равного в мировой истории, за исключением Британской империи».

Этот малоизвестный труд Нансена никак нельзя отнести к запискам праздно путешествующего человека, к описанию того, что он увидел из окна поезда. Его книга – полноформатное этнографическое исследование, с цифрами официальной статистики, с экономическими выкладками и аналитикой - озаглавлена оптимистично «В страну будущего». Но, как вскоре выясняется из написанного, будущее России достаточно тревожно.

Не хотели, да Япония заставила

Нансен сравнивает: маленькая Норвегия за 25 лет (1886-1910) выслала в Америку 366670 колонистов, а в России за 300 лет владения Сибирью из европейской части выселилось за Урал не больше 3 миллионов – ничтожно мало! Больше того, Россия, имевшая свои огромные целинные территории, с 1891 по 1900 годы отправила в Америку полмиллиона (!) соотечественников. Почему? – задается вопросом норвежец и отвечает: не было необходимости в скорейшем развитии и заселении земель, и даже напротив – в огромных пространствах Сибири и Дальнего Востока видели только опасную конкуренцию, старались только выжать из них все, что можно. Но делать это старались без особых затрат, не вкладывая средства в те же дороги – сухопутные, тем паче железные. Итог – при огромных расстояниях переселенцы, в том числе и те, кто ехал на новые земли по своей воле, терпели страшные лишения. На миграции трудовых ресурсов отразилось также и крепостничество, отмененное лишь Александром II. Говорит Нансен и о факторе обывательского свойства – о дурной славе Сибири как колонии из преступников, куда ссылали всех нежелательных и «беспокойных». И только позорное поражение в войне против Японии заставило русских изменить свое отношение к тому богатству, которое в буквальном смысле лежало под ногами. Однако вскоре выяснилось, что русское общественное сознание и государственная воля здесь, как и во многом прочем, запоздало. Особенно это коснулось Забайкалья, Уссурийского края и Приамурья.

В прямой противоположности

«Желтым вопросом» Нансен именует целый узел проблем, с которыми столкнулась еще та, дореволюционная Россия в лице экономической экспансии китайцев и корейцев на Дальнем Востоке. «Желтым вопросом» в ту же пору занимался и знаменитый русский исследователь Дальнего Востока Владимир Арсеньев. Владимир Клавдиевич в своей книге «Китайцы в Уссурийском крае», говоря о возникшем экономическом противостоянии, пишет о необычайном трудолюбии китайцев и корейцев, об их настойчивости, способности преодолевать тяготы, об их взаимопомощи, признает, что «договор у китайцев – это святое дело», что у китайцев нет ни ссор, ни враждебных лагерей «хозяин» и «работник». Итожит Арсеньев свои наблюдения так: «В этом отношении русские переселенцы представляют полную противоположность китайцам». Далее он сообщает о беспрестанных распрях среди русских крестьян (вплоть до умышленных потрав пашен), о неумеренном употреблении русскими дешевой китайской водки (ханшин) и, как следствие, - пьянстве и распутной, праздной жизни и даже о том, что крестьяне и казаки сдают «лучшие свои земли под посевы мака, уменьшая тем посевы хлебных злаков». О русских рабочих у Арсеньева тоже сказано нелестно: энергии им хватает ненадолго – вскоре начинаются прогулы, вечные претензии и ссоры между собой, забастовки в критический момент... Исключением здесь являлись только сектанты – староверы, духоборы, молокане и другие - народ трезвый, работоспособный, а потому и богатый.

Нансен приходит к такому же выводу: в условиях капитализма корейцы и китайцы хотят работать и работают больше и лучше, чем русские. О крестьянстве: «Работают корейцы совсем иначе, нежели русские, усерднее возделывают землю и собирают лучший урожай, продают много зерна и сена и с течением времени достигают известного благосостояния. С помощью этих усердных и умелых земледельцев обработаны большие пространства новых земель». О рабочих: «Неприхотливость и умеренность потребностей китайцев хорошо известны, и они причиной, что китаец довольствуется гораздо меньшим заработком, нежели европейский рабочий. К тому же он вообще работоспособнее… Корейцев на постройке Амурской дороги занято несколько тысяч; ими дорожат, особенно в болотистых местностях, так как они гораздо лучше переносят сырость, нежели русские, вообще неохотно работающие на болотах, тогда как корейцы ничего против этого не имеют… Вдобавок все китайцы и корейцы в общем чрезвычайно работящий и добросовестный в работе народ, чем не всегда отличаются тамошние русские». О торговцах: «А что китайский заткнет за пояс и русского, и европейского – факт общеизвестный». Наконец, как вывод: «И вот эти качества, вместе взятые, представляют, по отзыву русского писателя Болховитинова, большую опасность, нежели китайские войска и флот».

Обратите внимание, Нансен здесь ссылается на оценку русского писателя. Если памятовать о наблюдениях русского исследователя Владимира Арсеньева, следует: в России начала XX века были трезвые умы, видевшие опасность утраты страной дальневосточных территорий, подчеркну – из-за экономической слабости.

Видел эту опасность и Нансен, причем не только для России: «Если бы Россия была побеждена в борьбе с «желтой расой» - рано или поздно помериться силами им все-таки придется! – и лишилась бы части своих владений на Дальнем Востоке, быть может, вплоть до Байкала, престижу России как мировой державы был бы нанесен тягчайший удар, и всякую возможность этого необходимо предотвратить любой ценой. Можно еще прибавить, что ее необходимо предотвратить не только в интересах самой России, но и всей Европы. Подобное поражение могло бы иметь роковые последствия для всего европейского культурного мира».

Как же реагировала на реальную опасность Россия? Рекомендации Владимира Арсеньева правительству носили исключительно агрессивный характер: «желтых» выселить, не брать на работу, сократить, запретить. Так и напрашивается: а как же свободные рыночные отношения, здоровая конкуренция и прочие столпы капитализма, который выбрала себе Россия? Ничего странного в том, что не все русское общество разделяло убеждения Арсеньева. Нансен пишет об этом: «Значительная часть самого русского населения на Дальнем Востоке очень не одобряет гонения на желтых. Говорят: «Куда же мы таким путем придем? Без китайцев нам все равно не обойтись. Здесь нельзя достать потребного количества русских рабочих рук…». А это уже суждения рыночного, капиталистического подхода.

В отечестве пророка нет

Слова Нансена «Рано или поздно помериться силами им все-таки придется» - это свидетельство того, что норвежец оказался провидцем. События, факты, даже иные конкретные эпизоды, о которых он говорит в книге 1913 года, поразительно созвучны с тем, что мы узнаем (слышим, читаем) о российском Дальнем Востоке XXI века. Тот же расклад – китайцы вытесняют русских и, опять же, не оружием, а своим… желанием и умением работать, то есть экономически. Тот же упадок русских силы и духа, та же невнятная, безвольная политика правительства. И то же предчувствие катастрофы!

Фритьофа Нансена никак не заподозришь в предвзятом воззрении, тем паче в недоброжелательном отношении к нашей стране, к ее народу. Он был одним из первых известных деятелей Европы, кто в 20-х призывал помочь голодающим советского Поволжья. Будучи комиссаром Лиги Наций, он лично сделал много для беженцев и эмигрантов из России. Наконец, известны суждения Нансена о том, что политическая конфронтация молодого советского государства со странами Европы во многом возникла именно по вине западных политиков (Прим. - О.Х.), которые противились помощи Советской России в становлении ее разрушенных экономики и социальной сферы. Тем не менее из честных размышлений великого исследователя о России следует и другое - россиянам не мешало бы искать причину своих несчастий, каковые в ХХ столетии, как мы знаем, последовали в беспрерывной связи с августа 1914-го, в том числе и в себе. Например, в таких пороках, как леность, пьянство и равнодушие.

К несчастью, об этом же не мешало задуматься и в начале века XXI.



Важно знать о Норвегии «Желтый вопрос» Нансена, статья Олега Химаныча


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Олег Химаныч. «Желтый вопрос» Нансена Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru