Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/События и юбилеи/Год Нансена–Амундсена/Нансен/Фритьоф Нансен. Человек и мир/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:




Год Бьёрнсона Нансен Год Нансена–Амундсена
АмундсенНовостные материалыГод 2012
Архив культурных мероприятийМероприятияСтатьи
Юбилейный 2013Материалы норге.ру прошлых летЮбилейный 2014

Фритьоф Нансен. Человек и мир

К. Э. Вогт

(Осло)

 

Фритьоф Нансен. Человек и мир

 

 

Эмиль ФогтФритьоф Нансен родился в 1861 году и вырос в усадьбе «Фрёен» неподалеку от Кристиании (так называлась в те времена столица Норвегии). Сейчас это место находится внутри границ Осло. По происхождению Фритьоф Нансен принадлежал к аристократии. Его мать была урожденной Ведель-Ярлсберг. Ведель-Ярлсберг считались одной из самых знатных семей в Норвегии, хотя аристократии в нашей стране практически не было. Дворянство было упразднено в 1821 году. Ее дядя, граф Херман Ведель-Ярлсберг, был одним из самых влиятельных политических деятелей первой половины XIX века. Мать Фритьофа Нансена в первом браке была замужем за офицером, сыном пекаря, который, по мнению ее семьи, стал для нее плохой партией. Сын пекаря умер, и она вышла замуж за своего адвоката Бальдура Нансена, потомка Ханса Нансена, бургомистра Копенгагена, прославившегося в 1660 году, когда в Дании была введена абсолютная монархия. Семьи и отца, и матери Фритьофа Нансена были связаны родственными узами с аристократией Дании и Германии, что было обычным явлением в Норвегии XIX века.

У Фритьофа были братья и сестры, как родные, так и сводные, но особенно он любил своего брата Александра, который был его моложе всего на год. В семье царил достаток, однако отец был приверженцем спартанского образа жизни. Фритьоф всегда был невероятным индивидуалистом и, как вспоминал брат Александр, любил быть «боссом». Иногда Фритьоф вел себя очень жестко, и с самых юных лет был подвержен приступам меланхолии и резким сменам настроения. Нансен любил музыку и литературу, но в юности всегда предпочитал другим занятиям активную жизнь на вольном воздухе и прогулки на лыжах. Нурмарка[1] была его любимой площадкой для игр.

Когда Фритьофу исполнилось всего лишь 15, умерла его мать. Отец продал усадьбу и вместе с сыновьями переехал в квартиру в городе. После сдачи с очень высокими оценками выпускных экзаменов в школе в 1880 году, Фритьоф поступил в Университет в Кристиании. Отец возлагал на него большие надежды, поскольку сын получил отличные отметки по теоретическим дисциплинам. Но самого Фритьофа больше всего интересовали соревнования по зимним видам спорта, и вскоре он завоевал звание лучшего лыжника Кристиании. Но первые экзамены он сдал с хорошими результатами. Весной 1882 года Нансен, по заданию университетского института зоологии, на борту судна «Викинг», отправляющегося на промысел тюленей, отплывает в Арктическое море брать пробы воды. Тогда он впервые повстречался с паковым льдом и северным сиянием, тогда научился охотиться на тюленей и белых медведей. Шхуна доплыла до восточного побережья Гренландии. В плавании Фритьоф Нансен находился четыре месяца и отлично себя чувствовал, не считая приступа морской болезни в самом начале путешествия. Домой в Норвегию он привез громадное количество проб и научного «зоологического» материала. Но с грустью смотрел Нансен на исчезающие на горизонте очертания Гренландии, «царства гордых гор». Ледяная страна произвела на него неизгладимое впечатление и пробудила желание стать первооткрывателем. Он вернулся сюда через шесть лет.

Первый опыт, полученный во время плавания в Арктическом море, стал началом карьеры полярного исследователя и первооткрывателя. Но сначала надо было закончить образование, что и было сделано во время работы консерватором в музее Бергена в окружении талантливых и творческих людей. Он был доволен жизнью и разгуливал по городу в облегающем костюме из шерсти, который производил впечатление на дам, но вот соперники-мужчины часто находили такой наряд смешным. Однако в Бергене нельзя было кататься на лыжах. Поэтому Фритьоф решил устроить себе настоящий марафон: во время рождественских каникул он отправился на лыжах в Кристианию и на них же вернулся в Берген, преодолев расстоянии в более чем четыреста километров в одну сторону.

После этого невероятного похода, в результате которого воспалились ноги, он вновь вернулся к занятиям наукой. Нансен заинтересовался беспозвоночными. Весной 1886 года он получил стипендию на учебную поездку в Германию и Италию. Поэтому докторскую решено было писать о нервной системе беспозвоночных, и называлась она «The Structure and Combination of the Histological Elements of the Central Nervous System»[2]. Диссертация была полностью написана в 1888 году. В своей работе молодой самоуверенный ученый, вопреки существовавшему в науке мнению, доказывал, что неравная система представляет собой единое целое. Впоследствии достижения Нансена были оценены коллегами-зоологами по достоинству.

В ходе исследований Нансен обнаружил то, что через много лет получило научное название «синапс» - промежуточное пространство или щели между нервными клетками. И в области морских исследований Нансен также оставил свой след. Так называемая «бутылка Нансена», которая был им изобретена, до сих используется учеными для взятия проб с морских глубин. Невероятное упорство и творческий поход, проявленные им при проведении научных исследований, проявятся и при претворении в жизнь двух больших полярных экспедиций и во время гуманитарной работы. Он был «настоящим» - и в качестве научного работника, и путешественника, и «на службе человечности». Нансен был и просветителем. Он написал много книг – от длинных научных исследований до более популярных путевых заметок и политических памфлетов. Он писал легко, хорошо, с чувством и горячим желанием донести свою мысль до читателя.

Защита докторской диссертации была проведена с большой поспешностью. Планов громадьё было важнее: он хотел стать первым. Кто пересечет Гренландию на лыжах. Идея была проста. Он, в отличии от других первооткрывателей, не хотел идти внутрь Гренландии с обжитого западного побережья на неосвоенный восток. Наоборот – он собирался высадиться на практически неисследованном восточном берегу, чтобы не иметь возможности повернуть назад и тем самым заставить свою экспедицию двигаться только вперед. Он должны были идти вперед, чтобы остаться в живых. Почти фантастическая упертость Нансена в достижении цели будет присуща ему на протяжении всей жизни, в плохие и хорошие времена.

Нансен попытался получить финансирование экспедиции у норвежских властей, но из этого ничего не вышло. Тогда ему на помощь пришел богатый датский торговец и оплатил снаряжение экспедиции. Нансен продолжал осуществлять свой план. Через четыре дня после защиты диссертации он отправился в Копенгаген. Оттуда он поехал в Шотландию, где его ждали пятеро членов экспедиции – и все вместе они уже добрались до Исландии. Шхуна, которая отправлялась на лов тюленей, доставила их так близко к гренландскому побережью, как это было возможно из-за образовавшегося в прибрежных водах пояса льда. У Нансена была лишь одна лодка для перевозки снаряжения экспедиции на берег Гренландии, но капитан шхуны дал ему еще одну, чтобы облегчить путешественникам путь по ледовому поясу на сушу. Однако в пути пришлось нелегко. Лед очень сильным течением все время сносило, и путешественники в какой-то момент, дрейфуя на льдине на юг, уже не чаяли добраться до берега. В результате невероятных усилий им все же удалось ступить на гренландскую землю через почти 14 дней. Течение изменило свое направление и «поднесло» их достаточно близко к берегу. 15 августа 1888 году, через 100 дней после отъезда Нансена из Кристиании, с очень большим опозданием против плана, они начали свой поход через Гренландию, в трудный путь на лыжах и снегоступах, а за собой тянули тяжело нагруженные сани. Сражаясь с ветром и непогодой, пробивались они вперед, довольствуясь лишь крошечными порциями еды, мучимые жаждой и голодом. Температура в самые холодные дни опускалась до минус 40, а трещины в толще льда создавали постоянную угрозу для жизни. 19 сентября экспедиция добралась до западного побережья, но выяснилось, что путешественники слишком отклонились к северу. Поэтому решено было соорудить импровизированную лодку, на которой Нансен и Отто Свердруп отправились к людям. Вскоре все члены экспедиции собрались вместе, и, после зимовки в Готхобе, они в мае 1889 года добрались до Копенгагена. В датской столице их чествовали как героев, но самым главным было возвращение домой в Норвегию. В Кристианийском фьорде их корабль встречали 20 пароходов, палубы которых были заполнены ликующими людьми. В Кристиании приветствовать героев, главным из которых был Фритьоф Нансен, собралось от 40 до 50 000 человек.

Новоиспеченный национальный герой не собирался почивать на лаврах. Всего лишь через несколько месяцев после возращения из Гренландии он женился на певице Еве Сарс. Вступление в брак вовсе не означало, что Нансен решил осесть на берегу. Уже в 1890 году он излагает новый план, который тут же привлек к себе внимание общественности. То, что целью на этот раз стал Северный полюс, не было удивительно, зато способ, благодаря которому Нансен хотел там оказаться, поражал воображение. Нансен решил отправиться в плавание по Северному Ледовитому океану на судне, которое должно было вмерзнуть в лед и затем дрейфовать к Северному полюсу. Нансен считал, что в том районе к северу от Берингова пролива существуют сильные подводные течения, которые двигаются прямо к Северному полюсу вдоль берегов Гренландии. В качестве одного из доказательств Нансен указывал на сибирский плавник, который в изобилии находили на гренландском побережье. Но такое специальное судно, которое при вмерзании в лед не было бы им – льдом – расплющено, надо было еще построить. Несколько английских экспертов подтвердили правильность такого плана, но многие считали его очень рискованным. Нансен выступил с докладом в Королевском географическом обществе в Лондоне в 1892 году и категорически отмел всяческие возражения. Он как раз всё продумал таким образом, чтобы абсолютно избежать риска. Он вопреки всем и вся осуществил свою гренландскую экспедицию, точно так же поступит он и сейчас. И победит.

Большую роль играла для Нансена и значимость успеха его плана для норвежской нации. На этот раз экспедицию должна было финансировать только Норвегия. Стортинг, на волне патриотизма, который возбудила в стране идея Нансена, обещал оплатить большую часть расходов. А остальные средства предполагалось собрать в виде частных пожертвований. Поскольку речь шла о национальной чести, то пожертвования из-за границы не принимались. Последние деньги были собраны лишь за 14 дней до начала экспедиции.

Известный кораблестроитель Колин Арчер сконструировал «Фрам», гордость норвежцев в области полярных исследований. Многие хотели вместе с Нансеном достичь Северного полюса. Членов команды отбирали только среди норвежцев, стремящихся отправиться в экспедицию. Иностранцам отказывали, команда целиком должна была быть норвежской. Нансен особо подчеркивал, что собирается завоевать Северный полюс и сделать его «нашим полюсом». Он был убежденным строителем нации. Когда в июне 1883 «Фрам» вышел из гавани Кристиании, с национальным героем пришло проститься огромное количество людей. Из столицы команда переплывала практически с одного праздника на друга вдоль всего северного побережья Норвегии. 22 июля из Вардё они взяли курс на восток. Пять дней спустя к югу от Новой Земли впервые встретили лед, но опасности он не представлял. Однако, когда судно вошло в коварное Карское море, ситуация стала иной: если бы они встретили в этих водах лед, то им бы пришлось повернуть обратно или зазимовать тут. «Фрам» шел по узкой, свободной ото льда полоске воды вдоль побережья. Лишь одному только шведу Норденшёльду и еще нескольким судам, охотившимся на тюленей, удавалось поплавать в этих водах, так что никаких карт в природе не существовало. 23 сентября 1893 года «Фрам» наконец-то вмерз в лед, прямо к норд-весту от Новосибирских островов. Члены экспедиции подготовились к зимовке.

Судно выдержало испытание, когда льды сомкнулись вокруг него, и, как и планировалось, стало дрейфовать. Однако дрейф проходил не так, как представлял себе Нансен. «Фрам» так и не приблизился к Северному полюсу. Поэтому Фритьоф решил, через полтора года плавания во льдах, отправиться к Северному полюсу на лыжах и санях, в которых были запряжены ездовые собаки. С собой он взял Яльмара Юхансена, а капитаном на корабле назначил Отто Свердрупа. Было в высшей степени сомнительно, что Нансен и Юхансен когда-либо увидят остальных членов команды. Существовала реальная опасность, что эти двое шли навстречу собственной смерти. И тем не менее они отправились к полюсу. 7 апреля 1895 года они оказались, по всей вероятности, на 86º северной широты. Так близко еще никто не подходил к Северному полюсу.

Они потеряли ориентиры и не знали, где находятся. У них были плохие карты. Единственный шанс остаться в живых - идти к Земле Франца-Иосифа. Они с трудом продвигались вперед, и последний отрезок пути преодолели на каяках, но затем были вынуждены зазимовать и построили на Земле Франца-Иосифа хижину. Весной они продолжили свой путь на юг в надежде найти там людей. 17 июня произошло невероятное: они услышали собачий лай! Собаки принадлежали английской экспедиции. Нансен и Юхансен дошли до людей! Отсюда на корабле они 13 августа 1896 года доплыли до Вардё. Через несколько дней Нансен после трехлетней разлуки смог увидеть жену Еву и дочь Лив. Это было «невероятное счастье», как написала Ева в дневнике. Но вдвоем оставаться им приходилось нечасто, поскольку слишком велика была сенсация: Нансен вернулся! Единственное, что омрачало всеобщее ликование: никто не знал, что случилось с «Фрамом» и его командой. Но уже спустя неделю после прибытия Нансена и Юхансена в Вардё, судно пришло в Тромсё. Радость не знала границ, когда команда воссоединилась в полном составе.

Путешествие «Фрама» на юг вдоль побережья Норвегии стало невиданным в новейшей норвежской истории триумфом. Чтобы добраться из Тромсё до Кристиании, потребовалось три недели. Везде героев чествовали. Всего год назад многие опасались начала войны со Швецией. Отношения между партнерами по унии были ледяными, и многие норвежцы чувствовали себя униженными. Теперь же, как непобедимый король викингов, явился изо льдов Нансен и принес надежду и уверенность в будущем. Он даровал Норвегии желаемый ею триумф над большим братом - королевством Швеция. Прибытие «Фрама» было использовано в деле строительства нации как самим Нансеном, так и многими другими.

После экспедиции на «Фраме» время великих путешествий для Нансена закончилось. Он вынашивал планы полярной экспедиции, которым не суждено было сбыться. Но это не означало, что он обрел тихую гавань и успокоился. В 1900 – 1914 годах он принял участие в ряде научных морских исследований. А в 1913 отправился в путешествие, маршрут которого частично совпал с маршрутом «Фрама» двадцатью годами ранее вдоль северных берегов России, а затем поднялся вверх по Енисею и оказался в глубине Сибири. Нансен в течение жизни много раз отправлялся в лекционные турне по Европе и США, в которых сначала рассказывал о путешествии на «Фраме», а потом в связи со своей гуманитарной работой постоянно ездил по городам и странам - с инспекционными поездками, на переговоры и для чтения лекций.

В браке с Евой у Фритьофа родились дети: Лив, Коре, Ирмелин, Одд и Осмунд. В 1905 году он вступил в отношения с Сигрун Мюнте, которая в то время была замужем за художником Герхардом Мюнте. Слухи об этом романе дошли до Евы, которая очень тяжело пережила измену мужа. Она поссорилась с Фритьофом, он признал свою вину и получил прощение жены. Они вновь обрели счастье, которое оказалось коротким. Ева умерла в 1907 года, а их сын Осмунд – в 1913. Смерти близких были ужасным ударом для Нансена.

В 1919 году он женился на Сигрун Мюнте, которая к тому моменту была уже разведена. Брак не был особенно счастливым. Дети Нансена так и смогли принять новую жену отца, и отец в последние годы жизни в достаточной степени от них отдалился. В 1930 году в возрасте 68 лет Нансен после краткой болезни умер.

 

 

Нансен – общественный деятель

 

Экспедиция на «Фраме» сделала Нансена всемирно известным. Теперь для него были открыты все двери в Европе, чем несколько позднее  воспользовались норвежские политики. В 1898 году Нансен побывал в Петербурге, официально – чтобы получить награды и сделать доклад, а неофициально – с тайной миссией по поручению норвежского правительства. Он должен был разузнать о перспективах заключения сепаратного русско-норвежского торгового договора. Нансен встретился с царем и министром финансов Сергеем Витте – настоящим правителем России. Оба, как и предполагалось, отказались обсуждать этот вопрос. Россия не желала вмешиваться в борьбе Швеции и Норвегии.

Отныне основной задачей Нансена стало продвижение интересов Норвегии за ее рубежами. Занимаясь секретной дипломатической работой, Нансен публикует открытое письмо в «The Times» в 1890-х годах, где призывает расторгнуть унию Норвегии и Швеции. После чего исчезает с политической сцены, на которой вновь возникает через несколько лет, когда в 1903 году вопрос о расторжении унии становится основным на выборах в Норвегии.

Начались переговоры, но они были прерваны 7 февраля 1905 года. Норвежские политики ничего не смогли добиться. Тогда на сцену вышел Нансен и опубликовал в газете «Verdens Gang» ряд статей, в которых заявил, что на смену переговорам должны прийти действия. Уния должна быть расторгнута. Нансен расчистил дорогу для человека действия в политике: Кристиана Микельсена. Последний пригласил Нансена стать членом его кабинета министров, но получил вежливый отказ.

Премьер-министр Микельсен знал, как использовать убеждения Нансена, и отправил его с тайной миссией в Германию и Великобританию, чтобы заручиться поддержкой в деле расторжения унии со Швецией. Немцы ответили отказом, они поддерживали унию и не желали проблем на Севере. В Лондоне Нансену повезло больше. Ему даже удалось напечатать в «The Times» длинное письмо, автором которого на самом деле являлся не он, а Министерство иностранных дел Норвегии, которое аргументировано изложило свою позицию по учреждению собственных консульских служб за границей, а также высказалось за расторжение унии. Нансена принял английских министр иностранных дед лорд Лансдаун, премьер-министр Артур Балфур и ряд других политиков. Британцы были настроены поддержать Норвегию, но не хотели возникновения проблем на Севере, - и не могли сделать это открыто. Тем не менее, Нансену удалось привлечь к проблеме внимание прессы, которая вовсю обсуждала  унизительное поражение России во время войны с Японией под Мукденом, которое произошло как раз в эти дни.

Нансеновский статус героя был активно использован норвежской пропагандой в 1905 году. Он был любимцем британской прессы и смог достичь большого прогресса в усилении пронорвежских позиций. Нансен представлял свою страну за границей, был ее олицетворением. В нем чувствовалась сила, как будто он говорил в защиту великой державы, а не маленькой нации на перефирии Европы.

После долгожданного разрыва унии со Швецией Микельсен не позволил своему супердипломату долго отдыхать. Хотя Нансен по своим убеждениям был республиканцем, его отправили в Копенгаген убедить датского принца Карла вступить на норвежский трон. Однако молодой принц оказался большим демократом, чем Нансен и Микельсен, и, прежде чем ответить согласием, потребовал, чтобы по вопросу формы правления был проведен народный референдум. Эксреспубликанец Нансен с жаром принял участие в борьбе за введение в стране монархии. В результате референдума 79% норвежцев высказались «за». 18 ноября 1905 Стортинг единогласно избрал принца Карла норвежским королем. Он взошел на престол под именем Хокон VII. Тем временем Нансен успел съездить в Великобританию, чтобы заручиться английскими гарантиями норвежской безопасности.

Нансен сыграл большую роль в мирном ходе норвежской революции 1905 года. Он действовал почти как самостоятельное дипломатическое ведомство и сделал огромный вклад в дело обретения Норвегией собственного короля. Когда волнение после революции 1905 года стало утихать, Нансена назначили первым норвежским послом, или министром, в Лондоне. З время работы на этом посту (до 1908 г.) он смог заключить один из важнейших договоров в истории норвежской дипломатии - договор об интегритете (территориальной целостности).

В 1909 - 1914 годах Нансен в основном занимался научной работой. Горе после ухода из жизни Евы он топил в работе.

А затем началась Первая мировая война. И вновь Нансену дали важнейшее дипломатическое задание. В 1917 году он едет в Вашингтон для проведения переговоров о снабжении Норвегии продовольствием из США. Невозможно понять трансформацию, произошедшую с Нансеном, а именно - пройденным им путь от полярного исследователя и строителя национального государства до «совести мира», - если не принимать во внимание Первую мировую войну. Катастрофа изменила его взгляд на мир, как, впрочем, и взгляды многих его современников. Но война вовсе не заставила его порвать с прошлым. Его политические горизонты лишь расширились: он начал со строительства национального государства и становления национального самосознания, борьбы за самостоятельность Норвегии; после получения Норвегией самостоятельности в 1905 году он выполнил важное задание в качестве дипломата; Первая мировая война показала ему, что теперь важное международное значение имеет борьба за сохранение мира.

Но для понимания этой задачи и обретения цели понадобилась катастрофа – Первая мировая война. Ужасы и бессмысленность войны произвели впечатление – и не только на Нансена, но на всех его современников. Многие миллионы были убиты на полях сражений – без всякого смысла. Для Нансена знаменитые «Четырнадцать пунктов» президента Вудро Вильсона об условиях мира стали настоящим открытием перед окончанием первой мирровой войны. Президент Вильсон мечтал создать лучший мир после окончания войны. Во главу угла ставилось создание «Объединения наций» (Лиги Наций), где могли быть представлены как можно больше государств – чтобы создать условия для сохранения мира  в будущем, чтобы никогда больше не было условий для развязывания войны. Объединение должно было в своей работе опираться на международное право, политику разоружения и сотрудничества. Конфликты между государствами должны решаться в международном суде.

Эти принципы привлекли Фритьофа Нансена, и в октябре 1918 года он становится председателем Норвежского союза по созданию Лиги Наций. Он ездит по стране с лекциями, в которых призывает создать Лигу Наций. Наконец приходит время создания – и Лига Наций учреждается в Париже на конференции весной 1919 года. Но там Нансену не было предложено никакой официально роли. Он принимает участие в работе в качестве частного лица, а не в качестве официального делегата.

Президенту Вильсону, которому, собственно, и принадлежала идея создания Лиги Наций, по иронии судьбы, не удалось убедить Конгресс проголосовать за членство США в Лиге. Две других великих державы, по разным причинам, также не вошли в эту международную организацию. Это Германия, которая проиграла Первую мировую войну, и другая новоявленная великая держава – Советская Россия, в которой фанатики-коммунисты во главе с Лениным захватили власть. Лига Наций начала работу без участия трех самых могущественных на то время держав. Лига Наций была европейской организацией, где правили две великие страны - Франция и Великобритания. И была совершенно непонятно, сможет ли новая организация играть особо значимую роль в мировой политике.

Для Фритьофа Нансена Лига Наций стала единственной надеждой на возможность избежать войны в будущем. Поэтому все силы он направляет на строительство и укрепление этой организации. С самого начала Нансен хотел, чтобы Германия и Советская Россия стали членами Лиги Наций.

Нансен был членом первой норвежской делегации, которая принимала участие в заседаниях Лиги Наций в Женеве в 1920 году, и в этом и следующем годах он был истинным лидером представителей Норвегии.

Он играл центральную роль в обществе, которое сложилось вокруг организации, и у него было отличные контакты среди политиков – в первую очередь, английских, которые обладали властью и влиянием. И именно работа в Лиге Наций стала началом международной и гуманитарной деятельности Нансена.

 

 

Военнопленные

 

Собственно гуманитарная деятельность Нансена началась со спасения военнопленных. После войны сотни тысяч военнопленных все еще не вернулись домой. Основной проблемой были две группы военнопленных. Одна – военнопленные из Германии и других стран Центральной Европы, которые находились в Советской России. А вторая – русские военнопленные, которые были в Германии. Лига Наций в 1920 году назначила Нансена Верховным комиссаром по делам военнопленных. Он немедленно стал сотрудничать с Международным Красным Крестом, который, при помощи немецких организаций по оказанию помощи военнопленным, уже достиг определенных договоренностей с советским правительством о возвращении несчастных домой. Первоочередной задачей Нансена стало найти деньги для финансирования репатриации. Благодаря связям в британском МИДе, Нансен c соратниками смогли получить в Великобритании большие кредиты. Не отказала и Франция.

Военнопленных в России довозили на поездах до Балтийского моря или до границы с Финляндией. Там их селили в лагерях, регистрировали, мыли, кормили, одевали, лечили, и отправляли через Балтийское море в немецкие порты. Там на борт пароходов поднимались русские военнопленные, которых перевозили в Россию. Довольно рано стало понятно, что до начала зимы не удастся перевезти всех военнопленных по домам. Дополнительные проблемы возникли и из-за войны Польши с Советской Россией: нельзя было перевозить военнопленных по железной дороге. Специально для оказания помощи военнопленным, которые находились в Сибири и других частях России, была учреждена организация, получившая название «Помощь Нансена». Ее штаб-квартира располагалась в Берлине. Работа проходила под непосредственным руководством Нансена. Деньги, продовольствие и лекарства собирались отдельными «партиями» и посылались на восток для распределения между военнопленными в лагерях.

Когда работа по репатриации была в 1922 году завершена, оказалось, что домой вернулись 430 000 солдат. Нансен, которому приписывали честь в осуществлении этого, заявил, что благодарить за это надо Красный Крест. Но надо подчеркнуть, что именно Нансен и Лига Наций собрали деньги и обеспечили политическую поддержку «проекту». Не малую часть работы проделали и немецкие и советские власти.

 

 

Жертвы голода

 

Быстрый успех в работе с военнопленными обеспечил Нансену репутацию эффективного администратора. Осенью 1921 года он получил новые задания. Первым поручением стала работа по оказанию помощи голодающим в некоторых частях России и Украины.[3] Красный Крест связался с Нансеном и поинтересовался, не возьмет ли он на себя руководство организации и оказания помощи в связи с ужасным голодом, жертвами которого стали или могли стать 30 миллионов человек. Красный крест откровенно дал понять, что хотел бы использовать Нансена для получения финансирования, точно так же, как это было во время работы с военнопленными. Тогдашний министр торговли США, Герберт Гувер, также получил предложение стать верховным комиссаром в этой области гуманитарной работы, но отказался, поскольку у него уже была собственная сеть организаций, которые незамедлительно могли оказать помощь. Нансен также возглавил работу европейских организаций, занимавшихся оказанием помощи, и заключил договор с советскими властями, руководствуясь достигнутыми людьми Гувера договоренностями с правительством России.

Планы Нансена и его соратников по получению кредита в 10 миллионов фунтов стерлингов потерпели фиаско, поскольку великие державы-победительницы в Первой мировой войне не поддержали их. Оказание помощь голодающим в наше время воспринимается как само собой разумеющееся дело, но невероятные антикоммунистические настроения в те времена делали проект Нансена весьма трудным для претворения в жизнь. Посылка продовольствия русским приравнивалась к снабжению едой Красной Армии. В Норвегии, например, газета «Aftenposten» попыталась, и надо сказать, весьма в этом преуспела, саботировать акцию Нансена по сбору средств для голодающих. Нансен во время своего лекционного турне по Европе постарался переубедить своих противников и доказать, что они ошибаются, поскольку сам побывал в голодающем Поволжье и собственными глазами видел катастрофу. Поездка произвела на Нансена неизгладимое впечатление, вот как он описывал, например, условия жизни людей в городе Бузулук:

«Самым ужасным было посещение кладбища, на котором была гора из 70 или 80 голых трупов, большинство из которых принадлежали детям, умершим за последние два дня и привезенных сюда из приютов или просто подобранных на улицах. А рядом громоздились еще 7 или 8 трупов взрослых. Их все просто складывают в одну могилу, пока она не заполнится. Трупы голые, потому что одежду забирают себе живые».

Нансен спросил могильщика, сколько умерших привозят на кладбище ежедневно, и получил ответ, что их привозят «телегами». Каждый божий день. Для могильщиков было невозможно справиться с захоронением такого количества умерших, потому что земля была мерзлой и копалась очень тяжело, поэтому из тел несчастных вырастали горы. Многие трупы вообще оставались лежать на улицах и в домах, потому что не было возможности отвезти их на кладбище.

Именно после этой поездки Нансен сделал свое знаменитое заявление, что «только работа на благо человечества и есть реальная политика», то есть объяснил, что в наших собственных интересах искоренять нужду по всему миру, если мы не хотим возникновения конфликтов и нестабильности, которые неизбежно приведут к войнам». Об ужасной действительности, которая открылась ему во время поездки по голодающим районам, он и рассказывал во время своего европейского турне, в которое отправился сразу же после возвращения домой. Его кампания была организована очень современно даже с сегодняшней точки зрения: он воздействовал не только словом, но и показывал вызывающие трепет фильмы и шокирующие слайды, он пытался достучаться до совести присутствующих. Некоторые женщины теряли сознание, другие снимали с себя украшения, чтобы спасти умирающих детей. В Манчестере, например, после его лекции на улицах было столпотворение, и его машина почти не могла ехать. Целью Нансена стало пробуждение общественного мнения, ибо он хотел заставить власти открыть банковские закрома. Но денег ему не дали, и планы о получении кредитов на оказании помощи потерпели фиаско. Вместо этого пришлось организовать сбор частных пожертвований.

Поэтому помощь Нансена не была столь объемлющей, как могла бы быть. Через его организацию прошло меньше чем 3% от общей суммы средств, собранных на оказание помощи голодающим. Тем не менее договор Нансен с советскими властями дал возможность и другим гуманитарным организациям (таким как Красный Крест и «Спасите детей») принять участие в работе в России. Все вместе эти организации, работающие в рамках нансеновских договоренностей, привезли в Россию около 13% пожертвований и гуманитарных грузов.

Остальная же часть помощи была оказана американцами – через организацию АРА (American Relief Administration), которой оказывал государственную поддержку Герберт Гувер.[4] Американцы смогли обеспечить раздачу еды 11 миллионам человек ежедневно. На сегодняшний день это самая большая по масштабам гуманитарная операция, которая была когда-либо проведена в мире. И не вина Нансена в том, что ему отказали в финансировании власти европейских держав. Он неистово работал, пытаясь добиться получения кредитов для оказания помощи голодающим, и был очень расстроен, что планам его не суждено было сбыться.

Жертвами голода стало ужасающее количество людей. Современные исследования говорят, что более 5 миллионов человек умерли в результате голода или из-за его вечных спутников – эпидемий.

 

 

Беженцы

 

Параллельно с работой по оказанию помощи голодающим Нансен в 1921 году принял на себя обязанности верховного комиссара по делам русских беженцев в Европе. После революции и Гражданской войны более миллиона русских граждан были рассеяны по странам, окружавшим бывшую царскую империю. И вновь Красный Крест проявил инициативу. Лига Наций поддержала предложение и назначила Нансена верховным комиссаром. Нансен согласился на эту работу, потому что понимал, как тесно она связана с оказанием помощи голодающим, которое он считал в тот момент приоритетным.

Новообразованный Верховный комиссариат по делам беженцев должен быть уточнить круг их проблем. Штаб-квартира комиссариата находилась в Женеве, но в странах, где существовали проблема беженцев, работали назначенные делегаты. Через некоторое время принять беженцев из России согласились 44 страны.

Советские власти лишь усложнили положение беженцев, лишив их советского гражданства. В результате они не могли работать в странах, где получили убежище, да и ездить по миру для них было очень сложно. Поэтому Верховный комиссар получил право выписывать собственные паспорта и проездные документы, которые должны были существенно облегчить жизнь беженцам. Документы эти стали известны как «нансеновские паспорта». С течением времени они получили официальное признание и были украшены портретом самого Нансена. Постепенно их признали 50 стран. Благодаря нансеновскому паспорту сотни тысяч беженцев смогли жить нормальной жизнью. Неожиданно они были восстановлены в минимуме юридических прав. Они могли пересекать границы стран. Даже такие простые, но очень важные в жизни вещи, как вступление в брак, крещение детей или похороны своих стариков стали доступны. Стало легче получить работу или обрести крышу над головой. Для всего этого нужны официальные бумаги, документы. Среди людей, живших с нансеновским паспортам такие известные личности как художник Марк Шагал, балерина Анна Павлова, и композитор Игорь Стравинский.

Паспорт верховного комиссара стал выдаваться не только русским беженцам, но и армянам, грекам, болгарам, даже туркам – правда, их, получивших паспорт, всего 150 человек, и небольшим группам христиан на Среднем Востоке. И тут мы подходим к важному вопросу: как мы воспринимаем беженцев? В те времена беженцы «классифицировались»  по группам. Беженцем становился человек, имевший ранее русское гражданство и потерявший его, и непременно находившийся за границей. И еще несколько условий. Человек должен был доказать, что подвергался преследованиям. В эту же группу включались и те, кого мы сейчас называем «экономическими беженцами». Никаких вопросов им не задавалось. Если положение человека соответствовало выдвинутым условиям, он становился беженцем. Однако все время возникали новые «категории» беженцев. Верховный комиссариат Нансена постоянно на протяжении 1920-х годов искал такие категории, а правительства по большей части этому мешали. Властям не хотелось иметь беженцев, у которых были бы определенные права. Все мы знаем, что беженцы-евреи в Германии не попадали под защиту созданной Нансеном системы, поскольку не попадали под определение «беженцев». И тогда система Лиги Наций по защите беженцев престала функционировать. После Второй мировой войны пришлось строить новую систему, которая существует и в наши дни. Но начало ей было положено именно во времена Нансена, именно он заложил основы современного международного законодательства в области прав беженцев.

Может быть, некоторым известен план Нансена по принудительному обмену населения между Грецией и Турцией после окончания войны 1920 - 1922 годов. Греция, которую подстрекала Великобритания, напала на Турцию, но вскоре стала проигрывать.  Турецкие войска перешли в наступление, и в результате с захватываемых ими земель бежали проживавшие там христиан. Около миллиона человек покинуло дома и отправилось на запад. Нансен и Лига наций предложили осуществить обмен и вместо христиан отправить в Турцию проживавших в Греции мусульман.

Решение проблемы было довольно жестким. Журнал «National Geographic» в ноябре 1922 года писал, что на острове Лесбос «христиане и мусульмане, которые на протяжении многих поколений пахали рядом друг с другом землю и часто играли в нарды в сельских кафе, обнимались на улицах и расставались со слезами на глазах. Затем они усаживались на свои телеги, а вокруг были привязаны домашние животные, женщины плакали, дети гладили своих домашних любимцев, старики держались подчеркнуто достойно, как и было принято, - и мусульмане уезжали из Митилини в неведомую Турцию».

Нансен и Лига Наций сделали очень много для беженцев в Греции. Они организовали получение международного займа на строительство домов, рытье колодцев, строительство школ, дорог и инфраструктуры.

Еще одним христианским народом в Малой Азии, судьбой которого был озабочен Нансен, стали армяне. Армяне подверглись спланированному и хорошо организованному истреблению, которое (как это не невероятно) до сих пор не признано турецкими властями. Неоспоримым фактом является то, что миллион, а по некоторым данным и полтора миллиона, армян было убито. Нансен надеялся создать новое и процветающее государство - Советскую Армению. Однако с советскими властями постепенно стало невозможно сотрудничать. Нансен был откровенно наивен в отношении коммунистов, и результаты работы его не удовлетворяли. Это было серьезным ударом.

В 1929 году Фритьофу Нансену исполнилось 68 лет, и он устал от жизни. Он перестал заниматься работой по спасению беженцев, хотя официально сохранил за собой пост верховного комиссара до самой свой смерти в 1930 году. Он тихо ушел их этого мира во время сна на веранде любимой виллы «Пульхёгда» в Лисакере неподалеку от Осло и был похоронен с великими почестями 17 мая 1930 года. Но Нансен был атеистом. Буржуазные газеты замалчивали этот шокирующий факт, в то время как пролетарски настроенные газеты не преминули с триумфом повернуть нож в ране и раструбить на весь мир, что народный герой был похоронен «без священника и пения псалмов».

Фритьоф Нансен был норвежским национальным героем и одним из действительно всемирно известных норвежцев. Когда он умер, стало понятно, что он прожил фантастическую жизнь: был первооткрывателем, ученым, а позже – дипломатом и одним из крупнейших пионеров в области гуманитарной работы. Он боролся за мир и примирение, что в наши дни актуальнее, чем когда-либо ранее, не в меньшей мере и в норвежской внешней политике.

Еще в 1891 году он написал книгу «Жизнь эскимосов», которая по своей сути является гимном в защиту коренных жителей Гренландии, особенно выигрывающих на фоне колонизировавших эту страну европейцев-датчан. Там мы можем прочесть следующие строки о европейском империализме, миссионерской деятельности и угнетении так называемых «примитивных» народов:

«Неужели мы так никогда и не прозреем, не поймем, что творим? Неужели по всему миру не поднимутся истинные друзья человечества в едином протесте против жестокого, самоуверенного, скандального отношения к нашим современникам другой веры и другой культуры?»

Главное, что открыл Нансен на Севере, были вовсе не покрытые ледяным панцирем горы – это было нечто в принципе известное ранее, но мало кто над этим задумывался – а именно: там жили люди. Люди, которые по своей природе ничем не отличаются от вас и меня.

 

Презнтация к докладу в фотмате PowerPoint Cкачать файл [8075776 Kb] 

 

 

Перевод с норвежского Н. Будур



[1] Нурмарка – большая лесистая область к северу от столицы Норвегии.

[2] «Структура и связь гистологических элементов центральной нервной системы» (англ.).

[3] См. Книгу автора: Carl Emil Vogt. Nansens kamp mot hungersnøden i Russland 1921-23, Aschehoug 2007.

[4] О работе АРА см. книгу: B.M. Patenaude. The Big Show in Bololand. The American Relief Expedition to Soviet Russia in the Famine of 1921, Stanford 2002.



Важно знать о Норвегии К. Э. Вогт: Фритьоф Нансен. Человек и мир

К. Э. Вогт: Фритьоф Нансен. Человек и мир/ доклад Фогта   на конференции в Москве, октябрь 2011


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics Counter

Фритьоф Нансен. Человек и мир Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru