Norway | Норвегия
Вся Норвегия на русском/История Норвегии/Знаменитые имена/Соня Хени/Королева льда. Обзор книги Лейфа Хени/
Сегодня:
Сделать стартовойСделать стартовой Поставить закладкуПоставить закладку  Поиск по сайтуПоиск по сайту  Карта сайтаКарта сайта Наши баннерыНаши баннеры Обратная связьОбратная связь
Новости из Норвегии
О Норвегии
История Норвегии
Культура Норвегии
Mузыка Норвегии
Спорт Норвегии
Литература Норвегии
Кинематограф Норвегии
События и юбилеи
Человек месяца
Календарь
СМИ Норвегии
Города Норвегии
Губерния Акерсхус
Норвегия для туристов
Карта Норвегии
Бюро переводов
Обучение и образование
Работа в Норвегии
Поиск по сайту
Каталог ссылок
Авторы и публикации
Обратная связь
Норвежский форум

рекомендуем посетить:



на правах рекламы:
Отзывы аквапарки отзывы аквапарк.
Аква парки москвы, самый большой аквапарк в москве more-on.ru.


Архитектурные памятники НорвегииВикингиНобелевские лауреаты
Знаменитые имена Даты истории НорвегииСтатьи
Эпоха викинговВеликие путешественникиИстория Норвегии - обзор
Норвегия в годы Второй мировой войны 

Королева льда. Обзор книги Лейфа Хени

Соня Хени родилась богатой. Ее отец унаследовал несколько заводов своей матери и успешный «меховой» бизнес отца. Ее мать унаследовала целую флотилию шхун, которые перевозили норвежскую древесину в иностранные порты. Семья Хени уже в 1905 году владела автомобилем Horch (предшественником Audi), когда большинство жителей Осло по-прежнему ездили в конных экипажах. Супруги Хени давали балы, на которые часто приезжали коронованные особы Европы, носившие меха Хени. Семья состояла из отца Вильгельма, матери Сельмы и их двое детей, Лейфа и Соня.

Перед началом Первой мировой войны Вильгельм решил купить роскошное летнее поместье площадью 5 000 акров на Северном море для всей семьи, которое обслуживал громадный штат. Развлечения там были на любой вкус: катание на лодках и лошадях, музыка, походы, рыбалка, плавание, катание на лыжах и коньках.

На коньки первым поставил Соню ее брат Лейф. Именно он первым заметил ее способности к фигурному катанию.

«Я играл в хоккей в то время в Осло, - вспоминал он. - Моей сестре было лет пять, она все время ходила за мной хвостиком. Я никак не мог заставить ее уйти домой, но все было напрасно – она везде продолжала следовать за мной. Она была очень упряма. Она заметила, что у меня есть пара старых коньков - не хоккейные, а такие, с отдельными лезвиями, которые крепились к обуви. Тут объявили о чемпионате для детей, и Бог мой, она пошла и победили – а ей всего-то было пять лет. Ее первым призом стал серебряный нож для бумаг с перламутровой ручкой».

Когда отец узнал о победе Сони, он пошел и купил ей новую пару столь дорогих ее сердцу коньков.

В это время Соня занималась балетом, и родители позволяли дочери развлекать гостей танцами на своих вечерах.

Соня тренировалась на стадионе Фрогнер в Осло, где с легкостью выиграла все местные соревнования по фигурному катанию. Она перешагнула все «промежуточные» классификации и в девять лет выступила на взрослом чемпионате Норвегии. В качестве тренера отец нанял ее знаменитого Оскара Хольте, который заставлял девочку тренироваться по жесткому графику - три часа утром и два часа вечером – и посадил ее на строгую диету. Летом Соня продолжала заниматься балетом. Не только девочке было очень и очень трудно, но и всей ее семье, которая отныне была полностью сконцентрирована на ее успехе.

Норвежский чемпионат состоялся на льду стадиона Фрогнер, ее «домашнего» стадиона. Она выполнила все обязательные фигуры и одержала победу. Ее свободно и одновременно сложное катание, в которое были включены новые прыжки и вращения, которые никогда не исполнялись ранее, заставило зрителей вскочить и аплодировать, прыгая от восторга. В девять лет Соня стала чемпионом Норвегии в фигурном катании.

В 1923 году Соня приняла участие в соревнованиях в Санкт-Морице и Шамони. В 1924 году она заняла восьмое и последнее место в Олимпийских играх. Это была ее последняя неудача. В 1925 году она победила на чемпионате Норвегии. В 1926 году она с нетерпением ждала чемпионат мира, который должен был пройти в Осло в 1927 году, и готовилась к нему.

Сельма Хени принимала самое активное участие в подготовке Сони к соревнованиям, именно она придумывала костюмы дочери, плотно прилегающие тело, без складок и оборок, чтобы ничто не мешало движениям спортсменки. Именно она совершила настоящую революцию, заменив неуклюжими платья фигуристок катания на принятый в настоящее время стандартный костюм фигуристок.

В то время как другие фигуристы принимали участие в других соревнованиях по всей Европе, Соня оставалась в Осло и жила по своему очень строгому режиму. Когда ее конкурентки прибыли в Осло, Соня внимательно наблюдала за ними и поняла, какая сложная задача стоит перед ней. Ее диета состояла из стейков тартар с желтком, а вот трапеза часто заканчивалась не эстетично – она вызывала у себя рвоту, что является первым признаком заболевания анорексией или булимией.

Король Хокон и королева Мод Норвежские внимательно следили за чемпионатом мира и награждали победителей – в том числе и самую молодую победительницу в истории спорта. Король заявил, что горд, что Соня - норвежка, и подарил ей букет гигантских розовых гвоздик. Он продолжал посылать такие букеты перед важными для нее соревнованиями, а также неизменно отправлял поздравительные телеграммы перед премьерами протяжении всей ее артистической карьеры.

Она была неуверенна в себе до 1928 года - до Олимпийских игр в Санкт-Морице, где завоевала золотую медаль. Позже Соня так вспоминала о событии:

«Моя первая победа на Олимпиаде так много значила для меня, что я просто «сломалась» после нее, сидела и плакала в раздевалке после объявления результатов. Мне казалось, что я долго-долго шла в гору, чтобы очутиться на ее вершине. Сейчас я понимаю. что мой взлет произошел практически мгновенно, но мне было очень и тяжело его пройти!»

В 1930 году Соня планирует принять участие в чемпионате мира в Америке. А «Клуб фигурного катания Нью-Йорка» пригласил Соню принять участие в открытии выставки под названием «Земля полуночного солнца» на небольшом катке в Madison Square Garden. Когда Вильгельм Хени увидел каток, он не согласится на участие Сони в планируемом мероприятии, а сам арендовал главный зал Madison Square Gardens, уверяя, что Соня сможет собрать полные трибуны. К удивлению сотрудников клуба, именно так и произошло. Вильгельм же знал, что в Нью-Йорке живут 50 000 иммигрантов из Норвегии, и связался с известными американцами норвежского происхождения и заставил их прийти, намекнув, что это их патриотический долг прийти на шоу норвежской звезды на коньках. Сонин дебют в Америке имел ошеломляющий успех.

В последующие годы она переезжает с одного на другой чемпионаты мира и везде выигрывает. Вильгельм Хени продолжает тратить большие суммы на карьеру своей дочери, а мать без устали поддерживает дочь во всех ее начинаниях и следить за ее физическим и моральным состоянием.

Соня Хени изменила мир катания на коньках, впервые введя в фигурное катание элементы балета. Ее самым известным образом бы образ белого лебедя, в котором она появилась в белом классическом балетном костюме, украшенном перьями, как у балерин из «Лебединого озера». После Сони белые коньки стали одевать и другие фигуристки. Именно она первой стала выступила в платье с приталенным лифом а-ля сельская мазурка и атласных платьях с «шапочкой Джульетты». Зрители ее обожали. А Соня в душе мечтала стать кинозвездой. В предвкушении звездной карьеры в кино, она последовательно выиграла десять чемпионатов мира и три золотых олимпийские медали и пять чемпионата Норвегии (один из другим).

В 1936 году Соня попала в неприятную историю. Все произошло на выставке в Берлине в спортивном зале «Palast», на одном из любимых катков Сони. Однажды вечером, совершенно неожиданно, Гитлер, Геринг, Геббельс и другие важные наци пришли посмотреть на Соню. Ей о важных гостях сказала буквально за секунду до выхода на лед. Она спросила, где сидит немецкий лидер. Коснувшись коньком льда, она на полной скорости пересекла каток и резко остановилась перед фюрером, окатив его настоящим фонтаном из ледяных брызг, вскинула руку в нацистском приветствии и громко на превосходном немецком крикнул: «Хайль Гитлер!» Стадион взрвел. Гитлер поднялся со своего места и послал ей воздушный поцелуй. Она потрясла всех и была на вершине славы. Это была ее ночь в Берлине, и именно это событие положило начало дружбе, которая продолжалась в течение многих лет и очень посомогла ее семье в годы войны в будущем.

На следующий день, однако, норвежские газеты осудили Соню, выйдя с выделенными жирным шрифтом заголовки: "Соня – наци?!"

Она ответила: «Nazi-schmatzy. Гитлер – немецкий лидер. Я приветствовала Германию, а не нацистов. Я даже не знаю, что такое наци...» Скандал постепенно затих, но она и Гитлера оставались друзьями до вторжения его войск в Норвегию. Она выиграла еще одну золотую медаль на Олимпийских играх в 1936 и приняла вместе с родителями приглашение Гитлера посетить его в Berchtesgarden. Фюрер подарил Соне свой большой портрет с дарственной надписью.

На фоне слухов о романе с ее менеджером, Джеки Данном, она направилась в Нью-Йорке для участия в ревю некоторые из которых, весьма вероятно, были весьма прибыльными. Хотя ее любительский статус не позволял ей получать деньги напрямую, ее отец, как можно предположить, продумал нелегальные или полулегальные схемы получения гонораров.

После того как Соня закончила выступления в любительском спорте, продюсер Артур Виртц, организатор ледовых шоу по всей Америке, стал менеджером и ее ледовых шоу. Отец продолжал заключать контракты на ее выступления и вел переговоры об участиях в фильмах. Вирц заявил, что если Соня действительно хочет быть кинозвездой, то должна завоевать Голливуд и привлечь внимание знаменитостей и публики. Вильгельм Хени с присущим ему здравым смыслом устроил благотворительные концерты в Голливуде, на которые пригласил практически всех голливудских знаменитостей: Мэри Пикфорд, Дугласа Фэрбенкса, Джона Бэрримора, Спэнсера Трейси, Кларка Гейбла, Мирну Лой, Роберта Тейлора и Луиса Б. Майера. Все продюсеры были там тоже. А вот тот, которого Соня хотела видеть большего всего, - Дэррил Ф. Занук - пришел лишь на второй концерт.

Вскоре Занук пригласил Соню и ее родителей к себе в офис, чтобы обсудить договор. Вместо того, чтобы лично встретиться с ними, Занук поручил одному из своих помощников предложить Соне гонорар в $ 75 000 за одну картину. К удивлению всех, она сказала: "Спасибо, но нет, спасибо!» И ушла. Соня хотела быть кинозвездой, а не «фигуристкой в кино». Занук лично перезвонил и пригласил ее на еще одну встречу. Он предложил Соне сняться в фильме. Она отвечала, что хотела бы ИГРАТЬ, получить главную роль в фильме. Когда Занук отказался, Хени решительно направилась к двери. Он предложил ей пятилетний контракт из расчета $ 75 000 за каждую кинокартину, в которой она будет выступать в заглавной роли. Первым делом он нанял Соне преподавателей, чтобы сделать ее английским совершенным оZanuk начал планы, чтобы исправить ее бедный английский язык.

Во время работы над своим первым фильмом «Одна на миллион» она встретила Тайрона Пауэра, в которого страстно влюбилась. На второй своей картине она отказалась играть с Доном Амешем и стала настаивать, чтобы в картину в качестве ее партнера пригласили Тайрона Пауэра. Занук отказался, Соня тут же приняла решение не принимать участия в картине. Зануку пришлось уступить и снять следующий фильм Соней с Тайроном Пауэром в одной из главных ролей. Сценарий был традиционным для Хени: юная наивная девушка, которая умеет кататься на коньках, находит свою любовь и выходит замуж за богатого молодого человека. Только при таком сценарии можно было привлечь зрителей на фильм, ибо английский Сони продолжал желать лучшего, да и актерский талант был невелик.

Неожиданно умирает отец Сони, и Соня немедленно переносит к себе его сейф, который по закону после кончины Вильхельма принадлежал ее матери. Она также начинает самостоятельно управлять своими финансами – невзирая на неудобства и беды, которые это причиняет другим людям.

Ее следующая конфронтация с Зануком случилась во время завершения очередного фильма, в который режиссер хотел добавить еще несколько сцен фигурного катания. Соня зачявила, что получила гонорар за актерскую игру, а не за выступление на льду и потребовала еще $ 25 000 - и получил их. Она также выставила условие, что Тайрон будет сниматься и в следующей ее картине. Занук отказался, и на этот раз уступить пришлось Хени. Ее страсть к Тайрону стала ослабевать, и ходили слухи, что Тайрон не отлично проводит время с кинозвездой Лоретта Янг. Он сумел прекрасно воспользоваться романом с Соней и сделать себе рекламу.

Соня же продолжала сниматься в фильмах летом, а зимой – принимать участие в ледовых шоу. Ее доходы постоянно росли, поскольку она становилась все более и более известной. Ее образ жизни стал более гламурным.

Во время съемок «Серенады Солнечной долины» Соня объявила о предстоящей свадьбе с Дэном Топпингом, плейбоем, которому были нужны деньги Хени для разгульного образа жизни. Соня купила прекрасный дом недалеко от Голливуда, где они устраивали очень экстравагантные вечеринки. На одной из них Тайрон Пауэр и Дэн Топпинг напились и подрались, а разнять их смог только Лейф Хени.

В годы войны Соня занимала очень осторожную позицию. Она добавила патриотический номер в свое ледовое шоу, которое очень понравилось публике. Она также пожертвовала доходы от одного из своих выстулений ​​в «Мэдисон Сквер Гарден» Американскому Красный Крест. Это была немалая мусса - $ 17 740, - которая пошла на доброе дело.

Ее очень любили американцы, а вот норвежцы считали, что Соня не помогает норвежскому Сопротивления, как это сделала, например, звезда Метрополитен-опера Кирстен Флагстад.

Хени в последствии утверждала, что фашисты разгромили ее дом в Норвегии, однако это не соответствует действиетльности.

Когда оккупационные войска вошли в ее большое поместья, они решили устроить в нем штаб-квартиру, но увидели стоящую на рояле в гостиной Гитлера на фортепиано и немедленно покинул имение

В биографии королевы льда есть много примеров истерик Сони на съемках фильмов. Она предъявляли непомерные требования не только к обслуживающему персоналу, но и к собственным матери и брату. Она регулярно утаивала доходы, неточно заполняла таможенные и налоговые деклараций и заставляла своего секретаря провозить для нее контрабандой драгоценности и деньги через границу. Она вела себя как эгоистичная и испорченная девчонка. Но она была очень успешной и богатой. В 1947 году она заплатила $ 600 000 налога на прибыль и, вероятно, утаила значительное количество доходов путем международных денежных переводов. При ограблении гостиничный номера в Нью-Йорке она потеряла мехов на сумму не менее $ 28,000, а при следующем грабеже у нее украли по пути в аэропорт соболей на сумму $ 38 000.

Во время романа c Ваном Джонсоном Соня подала на развод с Топпингом. А потом довольно быстро вышла замуж за Винни Гарднера, очередного плейбоя из Нью-Йорка, который остро нуждался в деньгах. Он помог Хени потратить многие миллионы долларов и покупил предметы роскоши, например, дорогие яхты, в кредит, оформленный на Соню. Он убедил жену, что Артур Виртц, ее давний продюсер ледового шоу, обманывает ее, и Хени порвала с ним, что впоследствии принесло ей большие убытки.

Соня было трудно планировать ледовые гастроли без Вирца. Во время представления в Балтиморе, рухнула дополнительная трибуна для зрителей, и многие пострадали. В результате ей были предъявлены многочисленные иски, и Соня со своей командой была вынуждена срочно покинуть город, чтобы избежать ареста имущества, костюмов и декораций. По возвращении в Нью-Йорк оказалось, что общая сумма исков составила более 5 миллионов долларов. Хени была не в состоянии уже устраивать грандиозные ревю, а ограничилась небольшие выступлениями. Она даже была вынуждена продать некоторые драгоценности, чтобы выплатить гонорары своим артистам. В это время она получила приглашение на гастроли из Европы, но очень боялась выступлений перед норвежской аудитории, которая не очень хорошо относилась к ней из-за поведения во время Второй мировой войны. Несмотря на опасения, гастроли прошли с ошеломляющим успехом.

Ее брак с Винни распалась. Соне тем не менее удалось забрать из их дома все ценное. Казалось, что личная жизнь Хени полностью разрушена и уже никогда не наладится. Поэтому ревностно следила за своим окружением и пришла в ярость, когда обнаружила, что ее личный секретарь встречается с кем-то.

Тем не менее и у Сони вскоре появилась новая любовь - Клод Террайль, владелец ресторана в Париже. Он убеждал Соня, что ей нужен личный самолет, и обещал все устроить. К ее удивлению, она получила как сам самолет, так и безумный счет за него. Так закончился еще один роман.

Во время турне по Америке на следующий год стало понятно, что публика охладела к ней. Соня начала сильно пить. А затем приняла неожиданное решение выйти замуж за Нильса Унстада, старого друга ее брата, который она ранее не считались себе ровней, потому что он был представителем «новой буржуазии», в отличии от ее семьи, в которой деньги передавались из поколения в поколение. Унстад был успешным американским бизнесменом. Они поженились в Майами в кратчайшие сроки.

В 1955 году Сельма Хени попыталась убедить Лейфа Хени отдать Соне половину своего ранчо в Южной Калифорнии. Он отказался. Соня же претендовала на ранчо, потому что Лейф купил его, когда работал на Соню, и Соня заявила, что оно фактически было куплено на ее деньги.

Лейф сказал матери, что он больше не позволит Соне издеваться над собой, тем более что должен думать не только о себе, но и своей семье. Сельма пришла в ужас, что ее дети оказались вовлечены в публичный скандал. Соня подала в суд на Лейфа для раздела имущества.

Между женой Лейфа Салли и Соней случился грандиозный скандал, из-за которого даже вызвали полиция, чтобы арестовать за угрозы Сони в адрес Салли, Лейфа и их ребенка. Лейф и Салли отказались от обвинения – и Соня покинула их дом. Судебное разбирательство между братом и сестрой продолжалось до тех, пока не стало ясно, что Лейфу не хватает средств на покрытие судебных издержек, которые на тот момент составили более $ 500,000. Они пришли к соглашению, по которому Соня стала владелицей ранчо.

Соня не удовлетворила свою алчность, получив ранчо Лейфа. Она быстро урегулировала все формальности, уже через неделю заставив мать подписать необходимые бумаги, по которм Соне отходило все имущество Сельмы, ее драгоценности и серебро как в США, так и в Норвегии. Кроме того, по новому завещанию Сельмы, Соня становилась ее единственной наследницей, а Лейф лишался всех прав.

Новый муж Сони, Нильс Унстад, был единственным человеком, кто мог противостоять воле Сони. Он был бизнесменом, не зависящим от ее финансовой поддержки. Хени пыталась заставить его переехать на Западном побережье, чтобы жить с ней, но Унстад не согласился, и тогда Соня переехала на Восточное побережье к Нильсу. «Он был упрям, как его жена, упрям, как осел». Соня уже не работала, когда вышла замуж за Нильса, и именно он увлек ее инвестированием в искусство.

Нильс неоднократно пытался помирить своего друга Лейфа с Соней. Лейф отказался говорить с Соней, даже тогда, когда, как утверждала сама Соня, Сельма умирал. Когда же Соня заметила по телефонному счету, что Сельма сама иногда звонила Лейфу, то пришла в ярости. Соня считала, что ее мать была не вправе общаться со своим сыном.

Однажды Соня позвонила брату, чтобы сказать, что у их матери только что случился сердечный приступ. Лейф бросился в больницу и обнаружил, что Соня приказада медсестрам не пускать Лейфав палату Сельмы. Соня не хотела, чтобы Лейф узнал, что Сельма изменила завещание в ее пользу и лишила его наследства. Когда же он пригрозил медсестре судом, если она позволит ему пройти к матери, та сдалась. Между Лейфом и Соней произошел ужасный скандал.

Сельма выписалась из больницы и вернулся в дом Сони. Однажды Сельме потребовался уход, который не могла обеспечить ей Соня, которая была в Европе, и та попросила Лейфа приехать к матери. Сельма становилось все хуже и хуже в течение лета. Она говорила: «Я должна поговорить с Соней. Я сделала ужасную вещь. Пожалуйста, скажите Лейфу, что мне очень жаль. Но я должна поговорить с Соней». Лейф умолял Соню вернуться домой, чтобы быть возле умирающей матери. Она этого не сделал. Когда Сельма впала в кому, Соня вернулась домой и набросилась на брата, потому что, вопреки словам Лейфа, Сельма еще не умерла.

Когда медсестра сказала Соне, что ее мать уходит в мир иной, Соня не проявила никаких эмоций и лишь приказала своему секретарю забрать драгоценности Сельмы. Соня также пыталась несколько раз завладеть трастовым фондом, который учредил ее отец в пользу Сельмы и которым она владела до самой своей смерти. Часть денег из того фонда унаследовал Лейф.

В 1968 году у Сони была диагностирована лейкемия. Муж не поверил американским врачам и повез жену в Норвегию. Норвежские специалисты подтвердили диагноз. После смерти Сони было оглашено ее завещание, которое стало неожиданностью для большинства людей из ее ближайшего окружения. В нем, в частности, она обошла всех членов своей семьи. Два ее ближайших помощника, который служили ей в течение 26 лет верой и правдой, тоже не получил ничего. 10 000 долларов было завещано Вестре Гравелюнд, кладбищу в Осло, где был похоронен ее отец. Ее драгоценности были завещаны фонду Сони Хени в Осло.

Автор: Мэри Ирвинг, перевод с английского Наталии Будур

Опубликовано: БНИЦ, 30.04.2012



Важно знать о Норвегии Королева льда, Королева теней. Неожиданная жизнь Сони Хени Обзор книги Лейфа Хени


Библиотека и Норвежский Информационный Центр
Норвежский журнал Соотечественник
Общество Эдварда Грига

на правах рекламы:

Норвегия

Полезная информация о Норвегии В большей степени, чем какая-либо другая, Норвегия - страна контрастов. Лето здесь очень непохоже на осень, осень - на зиму, а зима - на весну. В Норвегии можно обнаружить самые разнообразные, отличающиеся друг от друга пейзажи и контрасты.
Территория Норвегии такая большая, а население столь немногочисленно, что здесь есть уникальная возможность для отдыха наедине с природой. Вдали от промышленного загрязнения и шума больших городов Вы сможете набраться новых сил в окружении девственной природы. Где бы Вы ни были, природа всегда вокруг вас. Пообедайте в городском уличном ресторане, прежде чем отправиться в поездку на велосипеде по лесу или перед купанием в море.
Многие тысячи лет назад огромный слой льда покрывал Норвегию. Ледник оседал в озёрах, на дне рек и углублял обрывистые долины, которые протянулись по направлению к морю. Ледник наступал и отступал 5, 10 или, возможно, даже 20 раз, прежде чем окончательно отступить 14.000 лет назад. На память о себе ледник оставил глубокие долины, которые заполнило море, и великолепные фьорды, которые многие считают душой Норвегии.
Викинги, в числе других, основали здесь свои поселения и использовали фьорды и небольшие бухты в качестве главных путей сообщения во время своих походов. Сегодня фьорды более знамениты своими впечатляющими пейзажами, нежели викингами. Уникальность их в том, что здесь по-прежнему живут люди. В наши дни высоко наверху на холмах можно найти действующие фермы, идиллически примкнувшие к склонам гор.
Фьорды имеются на протяжении всей норвежской береговой линии - от Осло-фьорда до Варангер-фьорда. Каждый из них по своему прекрасен. Всё же, самые известные на весь мир фьорды расположены на западе Норвегии. Некоторые из крупнейших и мощнейших водопадов также находятся в этой части Норвегии. Они образуются на краях скал, высоко над Вашей головой и каскадами срываются в изумрудно-зелёную воду фьордов. Столь же высоко находится скала «Церковная кафедра» ( Prekestolen ) - горный шельф, возвышающийся на 600 метров над Люсефьордом в Рогаланде.
Норвегия - вытянутая и узкая страна с побережьем, которое настолько же прекрасно, удивительно и разнообразно, как и остальная её территория. Где бы Вы не находились, море всегда поблизости от вас. Неудивительно, поэтому, что норвежцы - столь опытные и искусные мореплаватели. Море долгое время являлось единственным путём, связывающим прибрежные районы Норвегии - с её вытянутой на многие тысячи километров береговой линией.


Рекомендуем посетить:

Ссылки на полезные ресурсы:


SpyLOG Rambler's Top100 Рейтинг www.intergid.ru Каталог-Молдова - Ranker, Statistics

Королева льда. Обзор книги Лейфа Хени Назад Вверх 
Проект: разработан InWind Ltd.
Написать письмо
Разместить ссылку на сайт Norge.ru